Одна из причин пристрастия людей к порочному – безделье. Когда б он возделывал землю, занимался торговлей, разве мог бы он вести праздную жизнь?
Абай Кунанбаев
Главная
Литературный процесс
Только не говорите, это слишком

28.06.2018 180

Только не говорите, это слишком

Шеф-редактор онлайн-версии журнала Esquire, известный казахстанский журналист Гульнара Бажкенова презентовала свою книгу «Только не говорите, это слишком» и собрала всех желающих послушать и обсудить проблемы инклюзивного образования в стенах Назарбаев Университета.

Автор раскрыла содержание книги и проблемы, которые в ней затронуты:

- Мне не очень нравится говорить об инклюзивном образовании, потому что это как-то проектно. Я могу сказать, что моя книга о людях, которым в отличие от большинства, приходится преодолевать во сто крат больше для достижения своих целей. Он не просто герои книги, а настоящие герои. Эти люди делают просто невозможное, причем в нашей стране, где к природным трудностям добавляются социальные, общественные, логистические.

Иногда человек не может выйти из своего дома, он вынужден смотреть в окно, потому что у него нет возможностей. Но при этом он хочет учиться. О чем моя книга? На самом деле моя книга о людях. Их выбор может быть очень легким – ничего не делать. В такой ситуации соблазнительно сказать: так вот у меня получилось, мне очень сложно. Человеку всегда легче ничего не делать, когда у него есть оправдания. У моих героев есть все оправдания ничего не делать. Но при этом они делают невозможное.

Я ездила по стране в самые отдаленные уголки, встречалась с очень разными людьми. И одно дело жить в Астане, другое дело жить в Казалинске, Кульсары. Там другая инфраструктура, разное внимание местных властей и совершенно другой социум. Кроме проблем доступа, есть проблема социума, когда общество где-то недопонимает, где-то может быть неделикатными. Алмаз Ержан, когда я брала у него интервью, точно сказал: «у нас очень часто подчеркивают слабые места, не сильные, а слабые». Это наш менталитет, характер. Это не со зла происходит, а из-за невежества.

Работая над этой книгой, я многое открыла для себя. Как журналист, я уже давно занимаюсь темой образования, но в процессе написания узнала такие детали, которые очень сильно удивили меня.

Например, сейчас мы обсуждаем переход на латинский алфавит казахского языка. А один мой герой, когда я приехала к нему, спросил: «а что будет с нами, мы же работаем по кириллице?». И никто не знал, потому что никто даже не задумывался об этом. Никто не пытался разобраться, что теперь будет с людьми, которые не слышат, которые общаются на языке жестов и привязаны к кириллице. Есен пытался на youtube учить латиницу, но это трудно. Они привязаны к кириллице, потому что казахский язык жестов полностью заимствован из России, там просто добавили специфические буквы. Надеюсь, со временем решат эту проблему.

Со мной работает девочка с особенностью. В ее селе было 35 таких детей-инвалидов. В ее селе училась она одна. Остальные нигде не учились. Сейчас ей 22 года, она работает у нас в редакции. Она работает очень круто и получает зарплату. К ней нет никаких поблажек. У нас коммерческий проект, а не благотворительный, и она зарабатывает на общих основаниях. Остальные 34 человека сидят дома на пособии. Они не могут работать, потому что они не учились. Чья тут больше вина? Родителей? Государства? Наверное, это вина обеих сторон. В городах в этом плане еще полегче. Но в селах, если хотят – это уже дело ответственности родителей. Хотят – поведут ребенка, не хотят – не поведут. А в будущем человек, который только полагался на государство, будет жить на иждивении, на пособии. И от этого никто не выигрывает: ни государство, ни общество, ни сам человек.

Есен, о котором я говорила, не слышит. Но сейчас он студент, первый, кто поступил в колледж Атырауской области. Сначала родители его не пускали. Только после визита учителя, который настоял на дальнейшем образовании, Есена отправили в колледж. Зато теперь Есен помогает своему отцу в бизнесе. У них сельскохозяйственный бизнес, он находит по интернету технику, которая позволяет оптимизировать производство.

Гульнара Бажкенова представила героев книги Аружан и ее мать Ардак:

- Ардак с супругом и дочкой – это замечательная семья. Они полностью изменили свою жизнь. Они добились того, чтобы переехать из Балхаша в Астану, потому что они понимали, что в Астане совершенно другие возможности для развития Аружан. В Балхаше были интернаты, но для того, чтобы ходить в обычный детский сад, хорошую школу, учиться с обычными детьми – таких возможностей не было. До того, как появились инватакси Ардак каждый день с утра вместе с Аружан садились в автобус. Она везла ее в школу, на физиолечение. Я восхищаюсь этими людьми.

Ардак рассказала о том, как Аружан стала участницей инклюзивного образования:

- Аружан является первооткрывателем инклюзивного образования в Астане. В 2011 году, благодаря Департаменту образования, партии «Нұр Отан», подняли вопрос инклюзивного образования. До этого такие дети проходили надомное обучение. Учитель приходил три раза в неделю к особым деткам. И когда нам было уже 5-6 лет мы стали интересоваться, куда мы можем поехать. У нас был только интернат в Караганде. Он до сих пор существует. И там интернат именно для таких деток, он не инклюзивный.

Мы жили в небольшом городе. Была своя квартира. Все это мы оставили, переехали в Астану. У нас была надежда, что здесь, в столице, Аружан найдет себя. Были трудности: мы снимали квартиру, ездили на автобусе. Но мы не зря приехали. «Нұр Отан» решил этот вопрос, и в 2011 учебном году дети с сохранным интеллектом смогли пойти в инклюзивный класс.

Понятие «инклюзив», «инклюзивное образование» было новым для нас. Мы очень радовались, покупали школьную форму.

Нас осматривала специальная педагогическая комиссия. Они с нами беседовали и решили, что Аружан вполне развита, чтобы пойти в обычный класс с обычными детьми. 7 лет уже мы учимся в школе-гимназии №65. Трудностей очень много. Но плохое все забывается. Наш девиз – идти вперед. Аружан у меня учится очень хорошо. На нашем пути попались очень хорошие педагоги.

Гульнара Бажкенова рассказала о трудностях, и преградах, которые возникают со стороны общества:

- У моей знакомой есть коммерческий детский сад. Она хотела создать там инклюзивную группу. Но родители ей сказали, что в таком случае заберут своих детей. Она отказалась от этой идеи, потому что ей хотелось сохранить свой детский сад. В итоге она создала инклюзивную группу. Но при интернате, в которой вместе учились дети с особенностями и дети из малообеспеченных семей, то есть которые учились бесплатно.

Родители боятся и приводят в пример какие-то пословицы, что «плохому быстро учишься». Они считают, что это передастся их детям. На самом деле это невежество. И я думаю, что это мы люди, осознающие проблему, должны распространять идеи, о том, насколько это неправильно, что это предубеждение, которое идет не от зла, а от невежества.

Опыт показывает, что дети, наоборот, развиваются более продвинуто. Потому что они видят, насколько мир многообразный. Дети вырастают более внимательными, гуманными во всех инклюзивных школах.

У Аружан есть пример. У нее в классе был мальчик хулиган. Он дразнил Аружан, как дети обычно делают, дергал за косички. Но в итоге они стали лучшими друзьями. Он за ней ходил, ухаживал, помогал. Потом он перешел в другую школу, но они остались очень близкими друзьями. Я думаю, этот хулиган стал лучше, и эта дружба повлияла на него позитивно, но никак ни негативно.

Книга доступна всем желающим на сайте Фонда Сорос-Казахстан в электронном варианте.

Алтынзер Даулетбаева


Подписывайтесь на наш Telegram-канал. Будьте вместе с нами!


Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал Adebiportal.kz обязательна.

Мнение автора статьи не выражает мнение редакции.

Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». Adebiportal@gmail.com 8(7172) 79 82 12 (ішкі – 112)


Теги: инклюзивное образование, новая книга
(0)
Оставить комментарий:
Captcha

Самые читаемые

Самые обсуждаемые