Одна из причин пристрастия людей к порочному – безделье. Когда б он возделывал землю, занимался торговлей, разве мог бы он вести праздную жизнь?
Абай Кунанбаев

28.07.2018 675

Синий костюм

Обещанное три года ждут...

Примерно год назад я обещала Канату Тилеухану перевести один из его рассказов. Конечно, я не стану его заставлять ждать три года, пусть и прошло не мало времени.

Прочитав его произведения, я решила, что переведу рассказ "Көк кәстүм-шалбар", что в переводе означает "Синий костюм". Я, конечно, не профессиональный переводчик и тем более не писатель. Но все же я постаралась довести до читателя всю суть этого рассказа простым языком. Прошу не судить меня строго...

Если жена горевала по телевизору, что теперь не сможет смотреть свой сериал, а Калибека наводил на печаль его совершенно новый костюм. Он успел одеть их только два-три раза. Кража произошла средь белого дня. Когда супруги были на работе, воры проникли в квартиру и взяли все, что попадались под руки и сбежали. Вначале, хозяйка квартиры обвиняла своих соседей, с которыми была в конфликте, и подняла на уши весь пятиэтажный дом. После того, как муж позвал полицейских, она осознала, что здесь замешана специальная преступная группа. По словам полицейских, в городе участилась кража квартир. Не только ночью, они начали грабить даже днем. Следователю, который брал заявление у Досаевых, Бижамал передала длинный список украденных вещей, добавляя туда и не терявшиеся вещи.

- Родненький, сынок, поймай этих ублюдков и найди мне все эти вещи, которые я тебе написала – сказала она, тем самым чаще повторяя, что возлагает большие надежды на него.

- Самое главное – телевизор. Это мое единственное утешение, которое не дает мне свихнуться в этом мире – сказав она, поделилась своей горечью с молодым полицейским. Калибек хотел подчеркнуть кражу синего костюма, но передумал, так как его жена и так уже загрузила стражу порядка. С тех пор, прошел месяц. Из городского департамента внутренних дел нет никаких известий. Вначале, Бижамал в течение недели проклинала неизвестных грабителей. Говорила соседям, что скоро поймают воров, и что они будут гнить в тюрьме. Потом, искала утешение у своих родственников, звонила им и делилась своим несчастьем. Ее коллеги по работе уже наизусть выучили все украденные вещи, так как Бижамал каждый день говорила об этом. Она превратила в привычку, каждый день, при каждом удобном случае звонить молодому полицейскому, который брал у нее заявление. В конце концов, во всем произошедшем она обвинила мужа.

- Враг не пришел со стороны. Полиция говорит, что есть преступная группа, тем самым они усложняют дело. Неужели ты думаешь, что вор пришел издалека? Они из тех, которые знают нас. И наверняка знают, что ты рассеянный. Поэтому, так и поступают – набросилась она на своего мужа за вечерним столом. – Не знаю. Может, поехать в прокуратуру с жалобой? Эти полицейские не собираются раскрывать преступление. Бог знает, может, они вообще не ищут воров. Сделай хоть что-нибудь, как мужчина – сказала она. Калибек прекрасно знал свою жену и поэтому ничего не ответил. Только сказал про себя «спор с ней ни к чему не приведет. Как выговорится, так и сама успокоится» - подумал он и проявил терпение. Хоть Калибек не выражал свои эмоции как Бижамал, они желали одного. Когда он оставался один, все время думал, наступит ли день, когда он снова сможет надеть свой синий костюм.

Калибек с юных лет привык надевать галстук и костюм. Его отец Уалибек, который преподавал предмет по рисованию в школе всю свою жизнь, тоже так одевался. И его мать, которая работала преподавателем, была элегантной и грациозной.

Наш персонаж хоть родился и вырос в маленькой деревне, но всегда хотел проявлять, что он вышел из интеллигентной семьи. В студенческие годы, когда его друзья собирались на танцы или в кино, он два-три раза в неделю ходил в театр. После окончания института по направлению правительства он был отправлен из Западной части Казахстана в Жетысу. Работал на заводе по производству фарфоровых посуд в городе Каргалы. В Каргалы, где были расположены множество производств, всегда кипела жизнь. Здесь он познакомился с Бижамал и обрел семью. Он сразу влюбился в застенчивую девушку, которая не поднимала взгляда на людей. С тех пор, прошло много времени. Каргалы, где он начал свой трудовой путь, изменился до не узнаваемости. И жена, превратилась в другого человека. В семье Досаевых была единственная дочь. Ардак с юных лет выросла очень умной девушкой и была ближе к отцу. Но, что поделаешь, ведь не зря казахи говорят, что девушка – это гость. Было немало знакомых, которые хотели посвататься с ними. Но отец не дал никому согласия. Она вышла замуж по велению сердца за немца, который работал инженером в одном из заводов в этом городе. В начале девяностых, после распада советской власти, каждый начал уезжать в родные края, в том числе и дочь с зятем решили переехать в Германию. От природы спокойный отец едва смог сдержать себя и с трудом смог скрыть обиду на дочь. «Родная моя, куда ты собираешься уехать, оставив нас с отцом? Что ты будешь делать в незнакомой тебе стране?» - сказала Бижамал и дала волю слезам. Тогда она пролила весь свой гнев на мужа, сказав: «Это ты ее вырастил такой избалованной, каждый раз твердя, что она единственная дочь. Вот теперь, она уходит и бросает нас. Отцы всегда воспитывали детей под себя. А ты слишком рано дал ей свободу, вот теперь уходит из родного очага за каким-то немцем». Если сейчас подумать, зря тогда Калибек обижался на дочь. Они приняли правильное решение, что переехали в Европу. Вместе с советской властью закрылись заводы и фабрики. Совхозы и колхозы начали распадаться. Каргалы, которая только вчера имела власть и богатство стала невзрачным. Полки в магазинах опустошались. Многие уехали в область, а другие переехали в Алматы. Настало время, когда люди начали выходить на рынок. Система центрального отопления вышло из строя, и город остался без электричества. Каргалы, которая кормила почти сто тысяч людей, превратилась в израненный город, как после войны. Народ был не в состоянии прокормить себя. Когда большие семьи жили на пенсию пожилых людей, единственная дочь Калибека и Бижамал, переехавшая за границу, стала для них опорой. Каждый месяц отправляла деньги и часто связывалась с ними. И как назло, ведь были и украдены телевизор и синий костюм, подаренный родителям, которые остались одни в обломках разрушенного города.

Калибек в течение двадцати лет работал художником, где украшал посуды, а сегодня он охранник на своем заводе. Компания, которая прекратила производство, отправилась в частные руки. Многие знающие говорят, что завод станет мельницей. Но, у Калибека больше сомнений, чем надежд. «Мы, оказывается, жили не в социализме, а в коммунизме. Теперь, не бывать такой жизни. Самое главное, у меня есть работа. В наше время, сколько людей ходят без работы, не говоря уже о работе охранника. И на этом спасибо» - говорит Калибек. В один из этих дней зазвонил рабочий телефон Калибека. С другой стороны трубки прозвучал грубый голос, поспешно поздоровался с ним, сообщил, что нашлись украденные вещи и сказал, чтобы он срочно приехал в полицейский участок. Он был на седьмом небе от счастья и быстро примчался в городское управление внутренних дел. Его добродушно встретил молодой человек, который тогда взял у них заявление.

- Заходите, присаживайтесь – сказал он, предложив стул.

- Вы ведь Досаев Калибек Уалибекович?

- Да, да.

- Можно ваше удостоверение личности?

- Вот возьмите, пожалуйста.

Внимательно осмотрев документ, он сказал сержанту, который сидел рядом:

- Берик, принеси вещи на верхнем этаже в 217-кабинете – приказал он. Спустя некоторое время сержант пришел вместе с еще одним полицейским. Молодой лейтенант жестом показал им, что они свободны, и начал прикуривать:

- Вот, мы нашли ваши украденные вещи. Вы узнаете их? Можете здесь расписаться, и мы не будем вас больше задерживать. Преступник пойман. То есть подозреваемый. Когда будет суд, мы пригласим вас, как потерпевшего. Подойдите сюда и можете здесь расписаться – поспешно сказал полицейский. Но Калибек не поднимая взгляда со стола, сказал:

- Но это не мои вещи. Точно не мои – и посмотрел на лейтенанта с удивленными глазами.

- Как не ваши? Вот список, который вы мне дали. Цветной телевизор, синий костюм, один палас и ковер, утюг, магнитофон, занавеска, туфли и платье вашей жены, настенные часы. Мы даже нашли ваш таз для стирки. Вот!

- О каком утюге, часах, тазе вы говорите? Это наверно моя жена все прибавила – чуть ли не выговорился Калибек, но вовремя стиснул свой язык.

- Значит, вы солгали мне? – Полицейский, который вел себя так вежливо начал нападать словами.

- Что вы, нет, конечно. Да, правда, что были украдены телевизор, костюм, ковер и палас.

- Ну вот, стоят же перед вами телевизор, костюм, ковер, палас и другие ваши мелочи? На этот раз представитель органа говорил с недовольством.

- Сынок, я все вижу. Но, я еще раз повторяю, это не мои вещи. Откуда вы их вообще взяли? Пропади они пропадом эти вещи. Вы собираетесь осуждать невиновного человека? Эти вещи не мои. Повторяю еще раз. И поэтому не возьму. И в суд ваш не приду – твердо сказал он, подчеркивая каждое слово.

- Сержант! – крикнул лейтенант. Один из полицейских в спешке вошел в кабинет. – Старлей быстро позови Талгина!

Таким образом, офицер, который издал немедленный приказ, посмотрел на Калибека с недовольным взглядом и снова начал курить.

- Вскоре в кабинет вошел мужчина, крупного телосложения, со сломанными ушами и грубым лицом.

- Что случилось, Мара? – сказал он и без разрешения взял одну сигарету, тоже прикурил и расположился на стуле. На Калибека даже не взглянул.

- Талгин, – сказал лейтенант своему коллеге: - На прошлой неделе, в связи с серийной кражей, вы ведь провели проверку у тех, которые состоят на учете и дом осужденных, также конфисковали телевизор и одежды. Тот кивнул.

- Человек перед тобой – один из потерпевших. Утверждает, что эти вещи не его и думает, что мы собираемся обвинить невиновных людей. Вообщем, он много говорит.

Они были намного младше Калибека, и их разговор был для него отвратительным. Когда он решился что-то высказать, второй из них сказал:

- Действительно, может эти вещи не его? – тем самым он повернулся на Калибека. Он был рад, что хотя бы один из них думает разумно:

- Да, действительно, не мои. Правильно, сынок. Я не смог объяснить это твоему другу. Правда, что телевизор был украден, но это не мой. Да, костюм тоже украли. Но вы мне показываете черный, а мои вещи были синего цвета – сказал он.

Лейтенант не выдержал: «Талгин, вот видишь? Это ведь вчерашний коммунист. Честный! Поймите, - сказал он, приблизившись к Калибеку, - Какая разница? Это ведь тоже телевизор. Костюм черного или синего цвета, разницы ведь нет? Главное, мы заполняем вашу утрату». Калибек покачал головой, выражая этим, что ему ничего не нужно.

- Брат! – сказал полицейский, у которого были три звезды на пагонах, - Мы ведь не пионеры. Никто не будет судить невиновных людей. Мы эти вещи нашли у тех, которые ранее были судимы. Может они, уже продали те вещи, которые украли у вас. Вам наоборот повезло. Не будете уходить с пустыми руками. Мы ведь казахи. Поймите нас. Возможно, у вас есть братья, как мы. Нам тоже нужно закрывать дело. Распишитесь, наденьте этот костюм, возьмите телевизор и идите домой. И все! Базар окончен.

Калибек встал с места, будто не слышал их и начал собираться.

У полицейских уже не оставалось выбора. И тогда:

- Боже, это ведь вещи, что я заработала кровью и потом. Спасибо вам большое! – послышался голос Бижамал.

Калибек посмотрел на свою жену с головы до ног, будто увидел ее в первый раз, удивляясь ее появлению. Бижамал, кажется, была в курсе разговора, которая происходила в этом кабинете. Она не переставала выражать им благодарность, и после начала разглядывать вещи на столе. Они тоже были рады такому повороту и успели взять ее роспись. Он прекрасно знал свою жену и ничего не сказал. «Настоящая актриса. И эти двое тоже хороши. Какое представление показали, а?» - сказал он себе и вышел. Когда он вышел из кабинета, полицейский со сломанными ушами сказал: «Ваш супруг не переставал говорить, что эти вещи не его. Он даже припугнул нас. А против вас, оказывается, не может и слово сказать. Как вы смогли его так дрессировать?».

После прихода Бижамал, полицейские были рады, что решилась ситуация и со стороны начали издеваться над Калибеком. Она обратилась к молодому человеку:

- Сынок, у него плохое зрение. Может поэтому и ошибся – сказала Бижамал, довольная своим ответом. Бижамал недолго задержалась в полицейском участке. Она вернулась домой на их машине с обретенными вещами. Когда она пришла, муж уже был дома. И с порога начала говорить:

- Эй, недотепа. Если бы не я, ты бы с пустыми руками пришел. Хорошо, что я позвонила следователю. Такую удачу, чуть из под носа не увели. Или мы богачи, чтобы вещами раскидывать? И почему ты такой правильный? Средь белого дня обокрали нашу квартиру. В наше время, если ты первым не нападешь, значит, нападут на тебя. Меня бросил одну, а сам смылся? – завелась она. Калибек: «Да заткнись ты уже. Нашлись ведь твои вещи. Поздравляю тебя с обретением богатства» - сказал он с сарказмом.

- Он только дома набирается сил. Только мне хозяин. С обретением богатства говоришь? Ну и лежи так. Обижается еще, как ребенок. Ничего не ел. А я ему еще кушать готовила.

На это раз Калибек ничего не ответил. А жена никак не останавливалась, раскладывала вещи, которые принесла, и продолжала говорить и говорить…

После этого случая, Бижамал неделю не разговаривала с мужем. И Калибек был равнодушен. Но, не может ведь это продолжаться вечно, и спустя некоторое время они вернулись к привычной жизни. Как обычно, пили чай. Бижамал большую часть времени проводила перед телевизором. Калибек рассматривал газеты и журналы. Выходил во двор, чтобы поиграть шахматы с соседями. Уже прошло три месяца, как семья Досаевых пришла с полицейского участка с «имуществом». Хоть и жена погладила и повесила тот костюм, который потерялся, синим, а нашелся черным, он так и ни разу не одел их. Когда впервые увидел их в кабинете следователя, подумал «оказывается хороший двухпортный костюм. Если надеть со светлой рубашкой и с красным галстуком будет очень красиво». Хотя, он тогда рассердил двух полицейских, что не будет брат чужие вещи, и поэтому у него одновременно было чувство и стыда, и страха. Вначале, он принципиально решил, что не будет надевать новую одежду. Но, как только отношения с Бижамал стали налаживаться, он начал думать по-другому. Наконец, он решился и сегодня, их надел. Был как раз повод для такого случая. Ардак отправила посылку из Дрездена. Посылка дочери для семьи Досаевых был равен с праздником. Калибек решил пойти на почту, хоть и будет долго, но не между многоэтажных домов, а через центральную улицу. Осеннее небо было открытым, но на ветру чувствовался холод. «Эх, моя Каргалы, эта единственная улица, которая напоминает мне твой былой вид» - сказал Калибек, озираясь по сторонам. Первого мая, на улице Советской, собиралась вся Каргалы, чтобы выйти на парад. И вдруг, на его взор попал памятник Ленина, который стоял без присмотра. Он увидел, что на голову лидера прилетают птицы, хотел распугать их, бросив в них камень, но подумал, что со стороны это будет выглядеть по-ребячески. Он был подавлен нынешним состоянием Ильича. Когда он дошел до рынка, который находился рядом с почтой, он еще более расстроился. Здесь можно было встретить продавцов и покупателей разного типа. Пенсионеры, которые продавали пустые банки, старые книги, нитки с иголками. Были так же продавцы, которые приезжали из соседних деревень, чтобы продавать мясо, рыбы и овощи. Из-за того, что на глаза попадались только невзрачные люди, этот дикий рынок сделал город еще более потускневшим. Калибек, который до этого просчитывал каждый шаг, хотел по быстрее покинуть это место. Казалось, что этот поток людей, испортит сегодняшний праздничный день. Когда он собирался выйти из толпы кто-то крикнул ему сзади:

«эй, остановись!» - воскликнула она. Мужчина, одетый в черный костюм хоть и услышал ее, но не обратил внимания. Но, голос этой женщины прозвучал уже совсем близко.

- Нужно остановиться, когда тебе говорят! Убегает еще. Снимай одежду. Вор! – крикнула она. Калибек и слово не смог выговорить, когда увидел женщину, которая смотрела не него с пылающим взглядом, держа руки на поясе.

- Вроде с виду интеллигентный человек. А на деле – вор. Снимайте одежду! – сказала женщина, поднимая свой тон.

- Дочка, перестань. Кого ты называешь вором? Это одежда моя – начал он оправдываться. Он начал нервничать, так как его слова прозвучали не уверенно. Оглядевшись по сторонам, он увидел, что весь рынок окружил их. Ему казалось, что все смотрели, осуждая его.

- Вот, твоя – показала женщина палец, - Если твоя, скажи, где ты ее взял? Этот костюм был куплен моей золовкой из Алматы для моего мужа. Я постирала их и повесила. А вы их прямо со двора украли.

- Я этот костюм взял у полицейских.

- У полицейских?

-…

- Что?! С каких пор полиция начала продавать одежду? Не зря говорят, что «растерянная утка, ныряет хвостом». Что за бред? Этот вор толком даже врать не умеет. Вот ты и попался?

Женщина стала еще более суровой.

Калибек намерился объяснить все сначала, но каждый раз запинаясь, не смог говорить.

- Эй, женщина, что ты там все на уши подняла? – сказал крупный мужчина своей жене, приближаясь к ним. У Калибека сердце в пятки ушло. Когда он увидел мужчину, с большим топором на руках, сам даже не заметил, как на несколько шагов ушел назад.

- Этот мужчина, оказывается, украл костюм мясника Жаната – послышался женский голос среди толпы.

- Ему не повезло – сказал кто-то.

Сгорбившийся мужчина с топором взглянул на Калибека и повернулся к жене:

- Рыскуль, средь белого дня всех на уши подняла. Мой украденный костюм был ведь синего цвета. Раскрой глаза. Он не проронил не слово Калибеку, махнул рукой на жену и повернулся в ту сторону, откуда пришел.

- «Уф» - проронил Калибек, и чуть было не сказал мяснику, что и его костюм был синего цвета. Он был зол на себя, что не смог найти нужные слова в такой ситуации. «Мой костюм тоже был синего цвета, мой костюм тоже был синего цвета». Он так и хотел прокричать эти слова на весь мир. Женщина, которая пререкалась с Калибеком, не сказав «извините», ушла вслед за мужем. Народ, который ждал представления, разочаровавшись, начал расходиться. «Теперь, ни за что на свете, не надену этот чертов костюм. Во всем виновата жена». Калибек решил пойти на почту завтра, начал бранить Бижамал и помчался домой.


Подписывайтесь на наш Telegram-канал. Будьте вместе с нами!


Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал Adebiportal.kz обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». Adebiportal@gmail.com 8(7172) 79 82 12 (ішкі – 112)

Мнение автора статьи не выражает мнение редакции.


Теги: #ҚанатТілеухан, аударма, переводы, #Проза
(0)
Оставить комментарий:
Captcha

Самые читаемые