Одна из причин пристрастия людей к порочному – безделье. Когда б он возделывал землю, занимался торговлей, разве мог бы он вести праздную жизнь?
Абай Кунанбаев

Главная
Открытое мнение
Арай (Отрывки из повести)

ОТКРЫТОЕ МНЕНИЕ

28 июня 2019
514
0

Арай (Отрывки из повести)

<...>    С черно-белого снимка с узорами по краям на меня смотрела красивая улыбающаяся девочка. Темные короткие волосы, заправленные за ухо, изогнутые брови и улыбка с ямочками на щеках. Арай!
  Она стояла вполоборота на фоне одинокого дерева в степи и уходящей к горизонту дороги. Я вспомнил ярко – розовый закат в тот день, начинавший  окрашивать небо. 
- Смотри! Как красиво! – восхитилась Арай светом вечерней зари. – Сфотай меня! Вот так…- и встала, повернувшись вполоборота. 
- Улыбочку! – я сделал несколько снимков на своем «ФЭД – 5» с разными выдержками и диафрагмой. Какой-нибудь из них окажется удачным и непременно подарю.
   В детстве , когда наша семья жила в совхозе, моей обязанностью было встречать коров, когда пастухи пригоняли стадо с пастбища. Вот и сегодня вместе с другими детьми в ожидании стада я сидел на камне возле новой пекарни, построенной на краю аула, и смотрел на мальчишек.
    Ребята играли в асыки, но игра не шла. Эта мелкота совсем не умела играть. Пацанята не сразу попадали в цель. Бесконечные промахи сделали игру скучной ,и я не вытерпел:
- Ну-ка, дай мне! Вот как надо «стрелять»! 
Крашеный асык синего цвета лежал в пяти-шести шагах. Мальчишки , увидев, что я собираюсь выбить его, недоверчиво заулыбались в ожидании промаха.
   Раздался стук костяшек. Мой «сака», пущенный закруткой, точно попал в цель. Хозяин «цели» оказался вне игры. 
- Ух ты! – ребята с восхищением стали ждать второго броска.
  Поскольку мой выстрел был удачным, то имею право на следующий. Второй противник тоже был выведен из игры метким выстрелом с дальней дистанции.
- Идет! – вполголоса сказал кто -то из мальчишек, когда я начал целиться в третьего.
  Выпрямившись, увидел Арай. Она шла в нашу сторону. Я смущенно бросил асык под ноги его хозяину. Мне не хотелось, чтоб Арай видела меня за этой игрой да еще с детворой младше меня.
- Она старше вас, - я почему-то решил сделать им замечание. – В седьмом.
- Красивая! – сказал малец в солдатской пилотке, шумно втянув сопли.
- Сопляк! – я с улыбкой надвинул пилотку ему на глаза. Раздался смех.
   Арай приветливо помахала нам рукой. 
- Покатаемся вечером? – улыбнувшись, спросила она меня, проходя мимо нас.
- Да! Покатаемся! – я согласно кивнул головой. 
Арай ,помахав  мне рукой, побежала к девчонкам, собравшимся возле экскаватора. Мелюзга ,молча выслушав наш короткий разговор, с улыбкой непонятного восхищения им самим смотрела ей вслед.
                ***
   Огромная полная луна ярко озаряла все вокруг.  Арай ехала на велике
впереди и, заехав на сопочку, остановилась:
- Уф! Устала! Давай передохнем!
- Давай! – подъехав , я остановился рядом с ней.
- Ты был когда-нибудь на крыше конторы? – вдруг спросила она.
- Нет. А что?
- Давай залезем! Там в стене лестница есть!  - предложила Арай . – Я всегда хотела туда залезть.
Двухэтажное здание конторы с плоской крышей находилось прямо в центре аула и возвышалось над всеми домами. Серая коробка с торчавшими из окон огромными кондиционерами была обсажена цветами, акациями, которые временами по вечерам поливал садовник. Но  его сейчас не было,  так что нам никто не мог помешать.
  Прислонив велики к телеграфному столбу, мы начали взбираться вверх по отвесной железной лестнице. Первым поднявшись на крышу, я подал ей руку. Теплая, нежная рука легла на мою ладонь, и в следующее мгновение улыбающаяся Арай оказалась рядом. «Наверное, ей страшно было и рада тому, что переборола свой страх. И как только мне раньше не пришло в голову подняться сюда?» - пронеслись в голове мысли. 
  Мне не хотелось отпускать ее руку. Она, видимо, уловила мое желание и ,все так же крепко держась за мою руку, глянула вниз.
- Ой! Я лучше вот так встану! – Арай обняла меня со спины и на мгновение прижалась щекой к моей спине.
- Смотри! Вон видишь  красный огонек мигает? – вдруг радостно спросила она, показывая на темное небо. – Самолет!
- Летят куда-то…Воздушная трасса над нами, - я ощутил как она снова прижалась ко мне.
- Летал когда – нибудь на самолете?
- Нет. Правда, мама говорит, что, когда я родился, то меня из Целинограда привезли на «кукурузнике». Но я, конечно, ничего не помню: только родился, ведь.
- Надо же! Только появился на свет – и сразу в небо! – я чувствовал как она улыбается.
- А ты летала?
- Нет! Ни разу!
- Ничего страшного! – и ,вспомнив слова из песни, добавил: - Вся жизнь впереди.
- Вся жизнь впереди, надейся и жди! – запела Арай и звонко засмеялась.
- А я вот в этом Актобе не была, - кивнула она в сторону отгона, где горели два огонька.- Километра три-четыре отсюда? Кто там живет? – спросила она.
-Карт – ага. Чабан.
- Завтра, давай, съездим туда. На переезд ездят же купаться. По пути заедем!
- Хорошо. Съездим!
- Фотоаппарат захвати. Пофотаемся. Я поесть возьму.
- Значит, в поход? Классно!
- Ты дружишь с ней? – вдруг спросила Арай, крепче прижавшись ко мне.
- С кем? – я был удивлен.
- С кем? – передразнила она меня. – С Райхан. Я видела вас! – Арай залилась негромким смехом.- Что-то там с ее великом делал…
- А-а…Багажник ей подремонтировал. Гайки закрутил как следует.
- М-м-м…Багажник, значит? Гайки?
 Наш звонкий смех разнесся по крыше. Полная луна поднималась все выше,  заливая серебристым светом все вокруг.
- А я тебя тоже видел. Ты с ним домой заходила.
- А-а…Так он совсем маленький же! – она , нарочито сердясь, хлопнула меня по плечу. – Я сидела с девчонками в столовой и видела как он попросил добавки у поварихи. Там как раз стояла вредная такая –  Батима – апай. 
Я согласно кивнул, мол, да, знаю ее. В школьной столовой только ее крики и слышишь.
- Асанжан зовут его, - продолжила Арай. – Интернатский. Жалко стало малыша. Вот я его и решила угостить дома.
- И чем угостила? – все не унимался я.
- Лапша, чай, баурсаки …
- Ну как же без лапши? – у меня был самый серьезный вид. Арай, почувствовав подвох, еще раз хлопнула меня по спине и довольно чувствительно.
-О-о-о! – я притворно простонал.
- Смотри какой нежный! Позор джунглям! Ну все! По домам! – со смехом скомандовала Арай.

<...>

***

   Я сидел на кухне и пил чай. Напротив меня на стуле сидел наш абсолютно черный кот и смотрел на меня. По всей видимости, я мешал ему спать. Казалось, он хотел сказать: « Ну сколько можно пить этот чай? Скорее бы уж закончил и погулял бы на улице, чаехлеб безмозглый».

   Кот был сыт и ничего не клянчил. Перед тем как зайти домой, он удачно поохотился. Я сидел у окна, когда наш кот за окном спускался с крыши по деревянной мачте нашей телеантенны с добычей. На этот раз себе на обед он, оказывается, поймал голубя.

- Как попьешь чаю, сходи на склад, купи картошки. Говорят, свежую картошку привезли . А я пока мух потравлю, - сказала мама, поставив на подоконник баллончик дихлофоса. - А то уже невозможно.

- Мам, а почему он травленых мух ест?

- Не знаю. Спроси у него.

   Кот, видимо, догадавшись, что говорят о нем, с оскорбленным видом  спрыгнул со стула и не спеша направился к двери. Весь его вид говорил: «Всего лишь пару раз было дело и…Да ну вас!»

- Смотри, чтоб гнилую картошку не подсунули тебе, - предупредила мама. – Твой папа жареную картошку любит со сковородки. Давно мы не ели. Макароны, наверное, уже надоели.

-Ладно. Схожу.

   Только я вышел за калитку, как увидел Арай. Она, в ярко-желтой курточке, шла торопливым шагом.

- Тоже за картошкой? – спросила, улыбнувшись, Арай.

- Да. Мама послала.

- Ну пошли, маменькин сынок! – вечером она взяла бы меня под руку, но средь бела дня, конечно, да еще под окнами…

   На складе высилась целая гора картошки. Несколько незнакомых мужчин, скорее всего, командированные на уборку урожая, водители грузовиков стояли и, видимо, решали что бы еще купить, кроме картошки.

- Ты в каком классе учишься, парень? – вдруг обратился ко мне один из них, мужик лет тридцати с бородой.

Я заметил, что они украдкой посматривают на Арай.

- В восьмом, - ответил я.

- К восемнадцати годам ты, наверное, двухметрового роста будешь, - предположил бородач, оглядывая меня с ног до головы.

- Посмотрим, - я пожал плечами, но мне почему-то было лестно слышать такое о себе.

   Мы вышли из склада, куда уже начал стекаться народ. Покупатели шли пешком, ехали на машинах.

- Вовремя мы успели, - сказал я. – Сейчас, как обычно, начнется толкотня, давка, шум-гам.

- Ты сейчас занят? – спросила Арай.

- Нет. А что?

- Давай в бадминтон сыграем.

- Давай.

   Возле дома стояла грузовая машина ГАЗ – 53. Водитель – папа Арай, видимо, куда – то на время отлучился. Кабина со стороны водителя была открыта.

  Мы играли минут десять, как вдруг Арай остановилась и замерла, глядя в кабину. Я понял, что она увидела ключи в замке зажигания.

- Покатаемся! Садись! – резко бросила Арай, устремившись на место водителя. Я хлопнул дверцей с другой стороны и оказался рядом с ней.

   Арай была очень довольна ,сияя улыбкой до ушей. Она прекрасно умела водить машину. Через несколько секунд машина выехала со двора и начала набирать скорость. Арай решила с ветерком прокатиться вокруг совхоза.

   Мы неслись, подпрыгивая на кочках. Я взглянул в зеркало заднего вида: за нами поднимались целые тучи пыли. Здорово! Мы были в восторге. Одно было плохо: сплошные ямы, выбоины. Вдруг раздался грохот по крыше кабины. В кузове, оказывается, был какой-то мужик, который дико орал.

   Видимо, отец Арай собирался отвезти его куда-то. Возможно, куда-то на жайляу. Он лежал в кузове, а мы не заметили. Если он спал, то его пробуждение было кошмарным. Я заметил, что рядом с ним лежали связанные коза и баран.

- Там еще баран и коза с ним! – закричал я. Этот мужик огромными от ужаса глазами смотрел на нас через заднее стекло и что-то кричал, не переставая стучать кулаком по верху кабины .

  Арай дернула руль влево – мужик улетел. Мы захохотали. Арай прибавила газу.ГАЗ-53 понесся, подпрыгивая на ухабах. Сзади творилось невообразимое. Я посмотрел назад  – бедолага лежал в обнимку с бараном. Ему удалось отбросить его, но на очередной кочке он оказался под козой. По железному кузову с грохотом, подпрыгивая время от времени, бешено носилась какая-то пустая фляга.

   Дорога , вся в выбоинах и колдобинах, была настоящим полигоном. На очередной кочке грузовик сильно подбросило. Я резко обернулся –  на голове у мужика красовалось какое-то дурацкое ведро и, теперь он был похож на тевтонского рыцаря. Арай в зеркале заднего вида, висевшего в кабине, тоже заметила это ведро. Дикий хохот, наверное, слышали те, мимо которых мы пронеслись.

    Мы подъехали к дому с другой стороны. Грузовик резко затормозил и встал на то же место, где и стоял. Я только успел заметить взметнувшиеся в воздухе ноги нашего «пассажира». Пока он приходил в себя после полета вверх тормашками, мы выскочили из кабины и убежали за гараж.

<...>

Мы тогда еще учились в шестом классе. По расписанию у нас два последних занятия – трудовое обучение. Кабинет труда находился на первом этаже. Шумной гурьбой спускаемся на первый этаж.

   Девчонки занимались отдельно в соседнем кабинете, а мальчишки в огромной мастерской, где стояли разные станки. Запах свежеструганных досок говорил о том, что сегодня предстоит что-то мастерить. На учительском столе стояли какие-то деревянные кувшинчики. На полках уже готовая продукция, судя по их количеству, сделанные учениками других классов: ручки для ведер, школьные указки, правда, разной степени готовности. Значит, и мы будем работать на станках и создавать из дерева разные шедевры.

   Учителя-трудовика все еще не было. Видимо, задерживается на планерке. Мальчики стали надевать черные рабочие фартуки. Серик, держа кончиками пальцев пыльную спецовку, брезгливо морщился: «Ну и мерзость!» Повертев и так и сяк, встряхнув пару раз, все же надел.

   Прозвенел звонок на урок, но Аскар Аскарович почему-то все не приходил. «Токари – универсалы» без дела слонялись по кабинету. Станки, конечно, включает только сам учитель. Ребята тоже знают где находится рубильник и как включить всю «аппаратуру», но нельзя. Нам строжайше запрещено. И если не хотите быть заживо съеденным трудовиком, то ничего не включайте.

   Время шло. Становилось скучновато. Из соседнего кабинета послышался визг, смех, топот ног. Девчонкам было весело. Вот кто-то там опрокинул стол, опять визг, крики и смех.

  - Серик, иди сюда, - вдруг громко позвал Нурлан. Ничего не подозревавший Серик подошел. Нурлан, быстро нагнувшись , громко высморкался в его фартук. Что тут началось! Дикий хохот оглушил всех. Серик в долгу не остался. Схватив кисть из банки с краской , стоявшей на токарном станке, мазнул по его голове. Теперь голову Нурика украшала белая полоса, отлично смотревшаяся на фоне черных волос. Опять взрыв смеха! Начался «всемирный» бардак.  

   Болат, схватив молоток, ударил по железным тискам, закрепленным на верстаке. Головка молотка вместе с частью деревянной ручки улетела под соседний станок. Таким образом, он сломал пять – шесть молотков. Стук, вой, грохот усилился. По классу летали какие-то кисточки, тряпки, даже какой-то новенький скворечник «улетел» в угол.   

  Вдруг, хлопнув по стене, распахнулась дверь и с визгом выбежала Сабина. Преследовавшая ее Айгуль вдруг резко остановилась и переключилась на нас. Она, явно задумав что-то нехорошее, начала подходить к Бекжану. При этом одну руку Айгуль держала за спиной. Бекжан насторожился, но не стал убегать. И ,как оказалось, зря. В следующий миг озорная девчонка бросила в него горсть стружек и рванулась с места в коридор, убегая от мести.

   В кабинете у девчонок каким-то образом оказалось мусорное ведро с опилками. Через пару минут,  подкравшись сзади к хохочущему Болату, Салима резко надела ему на голову ведро с опилками. И тоже обратилась в бегство. Хрястнула дверь, и она оказалась в коридоре, вне досягаемости.

  Неожиданно в дверях показался Аскар Аскарович и вдруг запрыгал на одной ноге. Кто -то запустил и нечаянно попал деревянной заготовкой в колено трудовика.

«Тихо!» - заорал учитель, держась за ногу. У него под ногами лежал какой-то маленький брусочек. 

   Мгновенно наступила тишина.

- Вы что творите? – закричал Аскар Аскарович. Он был в ярости. Хромая, трудовик подошел и сел за свой стол.

- С ума посходили? А? – Вы что тут натворили? А? Дверь сломали! – учитель махнул рукой в сторону коридора. Посмотрев на свой стол, увидел треснутое стекло.- Разбили стекло на столе! Да…Вы что? Молотки все переломали? – Это он увидел лежавшую на полу головку молотка. – А ну быстро соберите! Я вам устрою сейчас! Альмуханов! Быстро взял веник и подмел весь кабинет! – скомандовал Аскар – ага, увидев Болата, который был весь в стружках. Раздались смешки.

- Вы еще тут ржать будете? Разбомбили весь кабинет!

Действительно, мастерская была разгромлена.

- Сеитов! Что там в углу ?! Вытащи сюда!

Куат Сеитов послушно пошел в угол и из-за каких-то ящиков вытащил  шест от скворечника. Это было все, что от него осталось. Кто-то фыркнул в кулак, другой, и раздался гомерический  хохот.   

   - Так… - раздался чей – то голос. У входа стоял директор и внимательно осматривал вдребезги разбитую дверь. – Так…

   Директор школы, вдоволь налюбовавшись дверью, теперь так же с интересом осматривал кабинет.

- Это вы так гвозди забиваете? – спросил Мурат Утегенович, бросив взгляд на учительский стол, где лежали новенькие, блестящие лаком, несколько ручек от молотков без головок.

- Так…Базарбаев, - обратился директор к Нурлану. – Я думал, что только чабаны  помечают краской  своих овец. А тебя кто пометил? Похоже, ты заблудился. Тебе не в школу к ученикам, а туда…к баранам…в совхозную отару надо. Вместо какого-нибудь козла, предводителем стада баранов!

   Мы молча стояли, потупив головы.  Краем глаза заметил, как Серик сделал шаг в сторону, прячась за спины ребят, чтоб не заметили край его рабочего фартука. Я готов был лопнуть от смеха. Слева от меня Максат тоже еле сдерживался, чтобы не расхохотаться во все горло. Это он , сам того не желая, засветил учителю заготовкой прямо в коленную чашечку. Потом долго еще, как бы оправдываясь, говорил о каком-то немыслимом рикошете от верстака.   

- Сижу, значит, в кабинете, и тут мне со второго этажа сообщают, - директор указательным пальцем показал на потолок,- что здесь идет нашествие жонгаров! Кстати, Арай Шаймуратова в классе? –  видимо, директор решил, что и она внесла в свою лепту в этот «концерт», но ее в школе не было. Вспомнив и о других девочках, заглянул в соседний кабинет.     

     Мурат Утегенович вернулся и, помолчав немного, добавил:

- Аскар Аскарович, как закончится урок, зайдете ко мне, - и повернувшись, направился к выходу.

  Через минуту из соседнего кабинета высунулась Сабина:

- Ушел?

   Но никто не ответил.

- Закрой дверь! – рявкнул Аскар Аскарович, поглаживая свое колено.

- Извините! – Сабина тут же закрыла дверь.           

***

<...> 

 

<...> Я сидел за кухонным столом, глядя в стакан с недопитым чаем.

- Ты чего без молока пьешь? Ты забыл налить или лень? – спросила мама, которая ждала моего рассказа о том, как я совершал покупки. Обычно я подробно рассказывал о своих поездках родителям и где-то позволял себе даже приукрасить, чтобы было интересно.

- Что с тобой? Не обидели тебя?- мама внимательно посмотрела на меня.

- Ничего. Все нормально.

- Что-то ты неразговорчивый сегодня.

- Устал, наверное.

- И толком ничего не поел.

- Да сыт я. В железнодорожном хорошо поели. Как приехали, сразу туда заехали.

- Так сколько времени-то уже прошло. Ладно, иди отдохни. А я вот на ужин мясо хочу приготовить.

     Проснулся от того, что кто-то толкал меня. Оказывается, я крепко заснул.

- Дрыхнешь без задних ног, - улыбнулся отец. – Иди поешь. А мы уже давно поужинали.

   За окном темнела ночь . Я вскочил, наспех покушав, вышел на улицу. Арай должна быть дома.

   «Наверное, спят», - подумал я, глянув в темные окна. Подойдя, как обычно, к окну комнаты Арай , постучал. Тихо…Я постучал еще раз. На этот раз сильнее. Она всегда после первого же легонького  стука подбегала к окну и открывала зеленые шторы. Может, ушли куда-нибудь в гости?

  Я медленно побрел домой. Обернувшись, вроде увидел, что в окне мелькнуло лицо Арай. Если дома, то почему не открыла? Я терялся в догадках.

<...>

 

 <...>

«Вот еще один день прошел», - думал я, пытаясь заснуть. Перед глазами все стояла картина, увиденная утром в школе. Арай и этот парень с его ухмылкой. Что же случилось с Арай? Пытаясь найти ответ, я все еще долго лежал, ворочаясь с боку на бок, пока не смежил веки.

  Видимо, я чутко спал, как вдруг проснулся от какого-то стука. Я прислушался. Так и есть. Кто-то несколько раз постучал в окно. Скорее всего, мелкота балуется. Быстро натянув футболку, не стал подходить к окну, чтоб не спугнуть шалунов. Сейчас  поймаю их…

  Я открыл дверь. В дверях стояла Арай. Внезапно она быстро обняла меня и стала осыпать  поцелуями. Лицом я почувствовал, как по ее щекам текут слезы. Крепко прижав к себе, ответил на  поцелуи, прильнув к ее губам.

   Мы вышли и сели на крыльцо. Арай положила голову на мое плечо и сказала:

- Прости. Ты уехал с Аидой и…

- Ты тоже прости меня, - сказал я, не дав ей договорить. – Я не подумал.

   Линия горизонта на востоке начала смутно  светлеть. Показавшийся ярко-красный краешек солнца медленно начал подниматься, окрашивая алым облака.

- Как красиво! – Арай с восхищением смотрела на начавшуюся небесную феерию.- Небо такое розовое!

-Наверное, к сильному ветру,- предположил я.

- Знаешь приметы? – спросила Арай.- А может, к дождю?

- А может, и то и другое? – улыбнулся я.

 

- Поживем – увидим! А рассвет очень красивый, - она снова положила свою голову мне на плечо. Я посмотрел на нее. Ласковые лучи утреннего солнца нежно касались ее лица.

<...> 

 

Поделиться:
     
Оставить комментарий:
Captcha
Добавить произведение