Одна из причин пристрастия людей к порочному – безделье. Когда б он возделывал землю, занимался торговлей, разве мог бы он вести праздную жизнь?
Абай Кунанбаев

Главная
Открытое мнение
Продавец снов

ОТКРЫТОЕ МНЕНИЕ

20 июля 2018
991
0

Продавец снов

 

Ожидая очередного заказа, Эрдос продолжил читать ленту новостей в открытом в левом верхнем углу «окне» экрана компьютера. Новости поступали от круглосуточного информационного онлайн портала «Евразия таймс», которые привычно всплывали в одном и том же месте. Краткая статья была приурочена к предстоящей международной масштабной акций призванной обратить внимание граждан и корпораций на мировую  проблему возникшей в связи с массовой бессоницей  . По замыслу организаторов акций, на следующей неделе, в субботу, объявленной международным  «Днем Сна», по всему миру государства на четыре часа отключали все ретронсляторы и передатчики коротких волн, на четыре часа, -  с двадцати двух часов ночи, до двух часов ночи следующих суток. И призывали население планеты поспать в это время,  наслаждаясь глубоким и длинным сном, как когда то это было. - « Придурки! Вы этим самым  признаете, что короткие волны, исходящие от биофонов и прочей привычной техники, все таки влияют на нас. Тогда зачем вы их разрешаете. Или если на то пошло: почему бы  не отменить их применение, отозвав лицензий на них » - пришло в голову  Эрдоса мысль, которую он развивал дальше, мысленно  беседуя самим c собой.   - «Запоздалая движуха, которая ничего не даст. Акция для галочки, чтобы потом говорить что они: Что то делают. Лучше бы снизили цены на биокамеры для сна, чтобы народ в них нормально отсыпался. Действительно, не отключать же они все телевизионные и радиотрансляционные станций. Не отберут же лицензий у сотовых  и биосотовых операторов. От всех приборов исходят короткие волны. Что? Теперь из за этого возвращаться в каменный век » -  возмущенно покачал головой он, произнеся вслух растягивая, свое привычное : -  Мда-а-а-а.

Эрдосу повезло. Полгода назад он устроился на работу, пройдя успешно дистанционное тестирование , в  центральноазиатский филиал международной  американской  корпораций «Naitman», специализирующийся на продаже онлайн снов. Одна из лидеров в своем сегменте, они предлагали  в отличий от своих конкурентов, - корейцев и японцев, более качественные и эффективные продукты, с широкой линейкой выбора. Их «сны» были более эмоционально  глубокими и красочными, имели более четкие контуры. Они предлагали разнообразную линейку жанров, - от боевиков, ужасов и приключений, до эротики. Эрдос работал в четвертой смене, - с начало суток: с ноль –ноль  часов, до шести утра. Юноша который был программистом самоучкой,  закончив краткосрочные шестимесячные  курсы программирования, имел определенно в этой профессий таланты. Он не хотел поступать  в  местный «IT –колледж», ради получения диплома, на котором настаивала мама. Ему не хотелось тратить деньги как он выражался кратко - «на это», чтобы быть: как все. «Не мой уровень» – считал он, и был впрочем прав, в своем самомнений. Но мама упорно настаивала на своем, говоря все время: - «Без диплома тебя не возьмут на работу. Им нужна подтверждение твоей квалификаций». -  На что он мягко возражал ей,  отвечая ей:  -М-а-а-м! Моя квалификация в моей голове. И в тех грамотах  и наградах которые я получил на конкурсах и Олимпиадах. - На что мать неизменно отвечала:  - Ты их получил в школьные годы, родной. – Тем более, это говорит о том что я шарю в этом с детства! - слегка раздражаясь, бессильно закатывая глаза,  отвечал Эрдос. Они с матерю незаметно для себя  превратили этот один и тот же разговор который длился с момента окончания им школы и отказа поступать в какое либо учебное заведение, вот уже почти год, в какую то затяжную игру, в которой как будто стояла цель, перебороть противника доведя его до иступленной усталости. - «Ладно. Так уж быть, поступлю в этом году  в этот трипроклятый колледж» - сказал сам себе Эрдос, уступая матери и пытаясь поставить точку в этом затянувшимся вопросе. Мать была приятно удивлена и одновременно  ошарашена его новостью, об его устройстве на  работу  в международную корпорацию.  – «Как? Без диплома? -вопрошала она сама себя. – Разве такое может быть?»  Хотя его сын стал одним из четырех операторов смены, работающих по графику: три и три, - три ночи работы, три отдыха. Что конечно же не было таким уж большой достижением, она была  безмерно  этому рада, и с удовольствием делилась этой новостью со всеми подругами и коллегами по работе, которые молча ей завидовали, попрекая и приводя в пример Эрдоса, своим великовозрастным детям, которые по несколько лет слонялись без дела и работы.   - « Вон посмотрите. Ему всего семнадцать лет. А зарплата выше, чем у ваших отцов» - прозудели  они уши детям, косвенно скребя по больному месту отцов семейств.    Несмотря на то что работа была не особенно пыльной, и не должностной, её зарплата по Казахстанским меркам была довольно приличной и соответствовала средней заработной плате среднестатистического гражданина Республики,  и конечно  была гораздо выше, чем заработная плата матери, которая вот уже десять лет как работала санитаром в доме для инвалидов и престарелых,   на которую они влачили жалкое существование, до его трудоустройства.

На правом верхнем углу экрана компьютера, нервно запульсировал рисунок конвертика, напоминающий о поступившем от покупателя заказа, и мягко прозвенела мелодия которую он «привязал» к нему, чтобы они вместе напоминали ему об поступившем  заказе, отвлекая его вовремя от таких чтений информационных порталов, и зависаний в социальных сетях, которые не приветствовались нанимателем. – «Так, так. Кто у нас здесь мучается без сна. Кто  хочет заказать баю баюшки…» - иронично сказал сам себе Эрдос, трогая конверт на широком экране компьютера пальцем , который открыл заказ клиента.       –« Интересно сколько сегодня продастся снов?» – продолжил он в мыслях, - «На вряд ли побьем вчерашние продажи. Ведь вчера было воскресенье. И многие хотели хоть немного  поспать, чтобы не тормозить в понедельник на рабочем месте. Поэтому и были такие продажи, -  почти что, двадцать тысяч «снов», за его смену, не считая остальные. Премия в конце недели должны быть приличной,» - с удовольствием подумал он , брызгнув в себе рот  аэросока с барбарисовым вкусом, который находился под рукой. В такие пиковые дни, к которым они причисляли субботу и воскресенье, за все четыре смены, продавалось  более ста тысяч снов, рассылаясь во все крупные  города Республики . И это при том, что компания  только вошла в местный рынок, и «сны», да же по американским меркам стоили довольно дорого: По десять  долларов за двухчасовой и двадцать долларов за четырехчасовой «сон». К тому же  количество покупателей неуклонно увеличивалось, не говоря о том, что многие со временем подседали на них,  становясь их постоянными клиентами. – «Сколько проблем со снами. И это только верхушка айсберга», - подумал Эрдос, смотря на неутешительную, все возрастающею с каждой неделей и месецами, статистику клиентов их корпораций на местном сегменте, отражающееся в правом нижнем углу экрана его компьютера.

- Спасибо за работу ! – объявила вдруг появившаяся на экране компьютера широкополосная надпись, закрывшая на время весь экран, которую сменила  голографическая фотография Генерального директора корпораций Майка Хендерсона, протягивающая руку в его сторону и благодарственно улыбающееся смотря на него. По привычке, Эрдос коснулся на экране, к протянутой руке Гендиректора, после чего голограмма исчезла, и на экране появилось табло времени напоминающее об окончаний его смены.

 – «Пора! Пора домой! Пора куда? Ты и так дома – ответил самому себе Эрдос. – Ты же фрилансер. И работаешь у себя дома. Перед своим компьютером, - улыбаясь он посмотрел на заставку,  всплывшую на экране компьютера, где была изображена  прибрежная песчаная полоска океана, с бирюзовами волнами.-«Вот бы туда» - подумал он.  Эрдос с удовольствием откинулся назад, закинув руки за голову, растягиваясь на своем удобном и дорогом кресле, которую он купил на свою первую заработную плату, имевшую функцию по подстройки под форму тела, и автоматического массажа на предполагаемые места высокой нагрузки. Вскочив он резко встал с кресла и хотел было пойти в сторону окна, чтобы её открыть. Но закружившееся резко голова и потемневшие глаза, заставили его снова осесть на свое привычное рабочее место.  – «Уаау. Что за…..состояние – нахмурив брови, подумал он. – «Это скорее всего от долгого сидения. Сейчас пройдет»– успокоил он сам себя. Посидев с полминуты он снова привстал, но на этот раз медленнее, и, замерев на несколько секунд, осознав, что все нормально, и предыдущее состояние не повторится, пошел в сторону панорамного окна своей небольшой комнатки квартиры, и потянув за створки, раздвинул жалюзи, открыв вид на все еще спящий город . «Умное» окно, датчики которого засекли движение внутри комнаты, включили телевизор встроенную в  одну шестую часть окна, находящеюся на её верхнем правом углу, и начали транслировать каналы и передачи которые часто выбирались хозяином комнаты, до этого, для просмотра. Эрдос подошел к окну и передвинул внутреннею створку окна посередине, которая открывалась как купейная дверь вагона, смещаясь вдоль окна в сторону. И в комнату влилась живительная утренняя прохлада, которая окончательно  взбодрила и так то не желающего  спать Эрдоса.

 – «Может все таки заставить себя поспать. Что же еще делать?» – пришла в голову мысль, пока он смотрел на еще не проснувшийся, тихий, человеческий улей, в виде его родного города. – «На вряд ли получится – ответил он сам себе. – Одно название, что спал. Просто будешь лежать и корчится, осознавая, что не спишь. Все надеясь уснуть по человеческий, нормально: впав в беспамятство и проснутся отдохнувшим, как когда то в детстве. Как часто говорит  мать, - Что они в свое время спали по восемь, а иногда на выходных, по десять часов подряд. И просыпались отдохнувшими и бодрыми». Не чтобы как сейчас:                                          и сна нету, а если он и есть, он и не похож вовсе на сон. В любом раскладе, ощущения отдыха после таких «лежаний» не было. Эрдос вспомнил как он постарался немного поспать, вчера, до начала его смены. Решив поспать между двадцати одним часом вечера и двадцати тремя часами ночи, которые как он посчитал должны были дать ему отдохнуть. Он  как  и рекомендовали в программах и на каналах различных видеохостингов, сперва принял теплый душ, выпил противного теплого молока с медом, купленного для этого случая, и раздевшись догола, удобно расположившись, лег в свою постель. У него было ощущение, что он сможет уснуть. И ему показалось, что он почти что заснул, лежа проворачиваясь и извиваясь в постели как змея, в течений часа,   как в какой то момент  ощутил, что сознание плавно отпустилась на уровень полудрема, и его тело замерло на час, как камень. Но что это был за сон, что за отдых? Непрерывный «белый шум» стоял перед  его глазами, как  на экране  телевизоров, которые были отключены от вещательных каналов. Он ощущал и знал, что не спит. Ожидая: что вот вот отпустит, вот вот он нырнет в глубину и ощутит то редкое  блаженное состояние, когда уставший от дневных забот и суеты мозг, растворяется в  глубоком океане неопознанного и неведомого для них мира царства сна….Но не отпустило. Наоборот, мозг стал пульсировать, а мелкая сетка перед глазами превратилась в белый яркий экран. Ушные перепонки ловили каждый шорох, каждый звук, который еле просачивался сквозь антишумовые окна и стены. Даже шаги мамы, которая ходила по коридору квартиры, находясь за межкомнатными стенами, и к тому же,  в мягких шерстяных тапочках, были ему отчетливо слышны, и он устав от этого бесполезного мучения, привстав сел на край кровати, с  в дребезг, разбитым выражением лица и взлахмочеными волосами. Чтобы прийти в себя, он устало шаркая ногами, как старик, направился в  ванную, помыться…..  

Он оценивающий  посмотрел на кровать. Его мысли прервал нарастающий мелодичный звук биофона, исходящий из за мочки его правого уха: это звонил Смэш. Эрдос включил функцию ответа на звонок абонента, сказав коротко: Да.    – Привет чувак! Доброго тебе утра! Как прошла смена, - начал в своей легковесной рэперско уличной манере, его приятель.  – Норм. Только откинулся со смены. Думаю, чтобы натворить, куда бы подастся – ответил Эрдос шутя. – Молодец! Мне нравится твой настрой. Может встретимся в баре «Торнадо». Пропустим по пару банок алкосоков. Расслабимся, - предложил Смэш. - Так они же закрыты. Сейчас полседьмого утра – сказал задумываясь Эрдос. – Уууу. Ты я вижу друг, отстал от жизни. Этот бар работает круглосуточно. Там никогда не бывает безлюдно. Там посменная работа. Как раз туда повалит народ. Те кто вышли с ночной смены  – изменив голос, на голос мультяшного персонажа проговорил, низким голосом:   -Будут девушки со стриптиз клуба. Они расслабляются там после смены. – Ну. Во первых, нам не продадут алкосоки. Мы по возрасту не подходим, нам еще нет двадцати одного. Во вторых , эти красотки на вряд ли посмотрят на таких очкастых ботанов, как мы, из которых один худой и высокий, а другой низкорослый и толстый. – Оскорбившись что его назвали толстым, Смэш подавленным голосом пробормотал: - Я не толстый. Я упитанный. – Поняв, что перегнул палку, Эрдос быстро сменил пластинку. – Ладно, давай встретимся там через час. Пообщаемся…эээ…посидим.. – сказал он второпях, чтобы выйти из неловкого положения – Пока, - тихо ответил ему его друг, настроение которого было испорчено. -«Какого черта я ляпнул. Обидел человека.» - подумал про себя  Эрдос, выключив биофон, сказав вслух : Конец. Он оглянулся на окно и увидел как солнечный диск стремительно возвышается над городом уходит вверх  . Заканчивалась реклама биокамеры для сна на экране в верхнем правом углу окна: биокамера похожая на гроб, с закрывающейся крышкой сверху, в которую человек ложится чтобы поспать, рекламировалась как панацея от бессонницы. По словам рекламодателей, биокамера была сделана из особых сплавов и не пропускала внутрь электромагнитные и другие волны, которые нарушают наш сон и не давали нам спать.  Актер , мужчина, среднего возраста,  изображая не выспавшегося человека, ложился во внутрь камеры, а после, выходил из него бодрым, моложавым, с наигранной улыбкой на лице. – Всего лишь две тысячи долларов. И вам обеспечен беспрерывный полноценный сон, - молвил закадровый голос, поддерживаемый мелодичной мягкой  музыкой. После того как прошла реклама, на экране появилась студия, где ведущая и гость студий смотрели с экрана телевизоров на зрителей. – А теперь мы после короткой рекламы продолжаем свою утреннею передачу! – «Доброе утро Астана» – голосисто и бодро  объявила молодая  девушка, ведущая программы, с лысым черепом имевшею  правильные формы, половина шеи и правая сторону плеча которой обвивали татуированные рисунки, плавно спускающиеся до их кистей. –Хочу напомнить нашим только что присоединившимся гостям у телеэкранов. Что у нас в гостях известный профессор сомнолог – Ахметшин Арсен Елеуович, автор книги ставшей бестселлером во многих странах, под названием – «Гипнос: Царство сна».                                                                                – Арсен Елеуович. Давайте продолжим наш разговор. Он по моему очень актуален в наше время . Когда с новой силой разразилась эта мировая эпидемия, связанная со сном. Она своей не излечимостью на данной момент, своей тайнственностю и странностью, порождает среди населения планеты откровенно говоря, неподдельный страх и опасения.  Насколько все плохо?  Возможно ли найти выход из этой ситуаций? Есть ли какая ни будь статистика по этой эпидемий? -  познакомила она с телезрителями, и одновременно задала  вопрос присутствующему в студий гостью программы, задав тон будущему разговору. Арсен Елеуович, мужчина в возрасте: под пятьдесят. Выглядящий на сорок с началом. Ухоженный, до чопорности. Имевший старую прическу пятнадцатилетней давности, в виде косички сплетенной на верхней части затылка, почти у макушки, со сбритыми  наголо боками, был одет в стильный костюм темно серого цвета. Полутемные стильные очки закрывали его взор. Он сидел уверенно, положив ногу на ногу, смотря на ведущую программы, с легкой ухмылкой застывшей на его лице.

- Во первых, не стоит паниковать – начал с серьезным тоном профессор. – Как вы и сами сказали только что. Год назад Всемирная Организация Здравоохранения, причислила эту болезнь к эпидемической. Статистика существует. И она не сказать что угрожающая, но вполне тревожная, - начал готовясь к долгому разговору, поправляя очки на носу, Арсен Елеуович. - Эрдос стал как вкопанный перед телевизором, слушая передачу, тема которой его сильно заинтересовала. «Чуть опоздаю. Ничего страшного не произойдет» - пришла ему в голову мысль. Он поставил звук погромче. В это время на руке запищал гаджет напоминающий о необходимости принять лекарство. Как и каждый второй житель в мире, Эрдос взял со стола свое лекарство от диабета, и проглотил его в привычной манере,  запив его остатком аэроэнергетика.

 – Как мы знаем,  и это не является секретом для общества,  определенные академические научные группы не аффилированные с сотовыми и  биомобильными операторами связи, стали подтверждать в своих  независимых  исследованиях, что коренной причиной нарушения сна  являются  электромагнитные волны, основная часть которых исходит из сотовых и биомобильных телефонов, а так же от остальных бытовых и другой техники. Электромагнитные волны вынудили бежать из городов насекомых. Как вы знаете сейчас в городах отсутствуют тараканы, мухи и комары. Или по крайней мере их невообразимо мало. Что не наблюдалось тридцать лет назад когда они только появились. Они все перекочевали в сельскую местность и на дикую природу, - произнес иронично улыбаясь профессор, вызвав улыбку  у ведущей.  Она красиво и негромко  засмеявшись,  вставила между фраз профессора – Которых люди сотни лет не могли вытравить химикатами и различными способами. – Да, вы верно это подметили. Что сделали неожиданно для людей электроволны. Вы знаете, есть различные альтернативные теорий по этому поводу. Но я думаю их всех надо обобщить и посмотреть куда тянутся нити. То, что электромагнитные волны влияют на людей это понятно. Но почему она так усилилось за последние семь лет. Ведь пик распространения мобильных телефонов пройден пятнадцать лет назад. Разве что появились мелкие гаджеты для удобства, такие как беспроводные блоки питания, которые работают только на коротких расстояниях и тому подобные приборы. В чем дело? Почему люди стали спать по два, максимум три часа в сутки, без каких либо причин. Куда девался сон. Да же в очень  физический утомленные люди, не могут ныне уснуть более чем на четыре часа. А когда то, это было буквально пятнадцать –двадцать лет назад, мы спали по восемь – десять часов. По четыре часа спали только глубокие старики, для которых это нормальное явление.                     

      – Следуя вашему высказыванию про  обобщений различных теорий. Мммм … вам не кажется. Что резкое  возрастание самоубийств во время перемен времен года, автомобильных аварий и вспышек актов агрессий со стороны людей, которые как говорят их родные и близкие не были когда либо в таком когда то замечены. И как мы понимаем со слов обвиняемых и со слов исследовавших их психологов –криминалистов, искреннене, не понимали, как такое они смогли сотворить. Это одна крайность. И вторая противоположенная крайность, когда люди резко впадают в спячку и не просыпаются , и это происходит, не обязательно во время сна или дома, когда они расслаблены. А в любое время. Например: Во время вождения автомобиля. Что подтвердили многочисленные экспертизы после аварий с многочисленными жертвами. Что подтверждено свидетелями таких аварий, которые находились рядом с внезапно заснувшими водителями. Они говорят, например: что их папа сразу же заснул за рулем и не проснулся, несмотря на их крики. Хотя до этого он был вполне бодр, и чувствовал себя нормально. Или, например: человек сидит в офисе, работает себе спокойно за компьютером, и раз тебе заснул, и не проснулся. Или просто отдыхал на пляже, или играл со своим ребенком на площадке, - и  впал в сонный паралич. Так, если я не ошибаюсь, называется медицинским термином,  это непонятное состояние.

 – Да. Вы  практический высказали все теорий которыми  я хотел поделиться. Значит средства массовой информаций пристально следят за этими тенденциями, - произнес ухмыляясь профессор. – Ну да… это я думаю вполне естественно, - ответила коротко ведущая. Возвращаясь к вопросу ведущей, профессор. – Да, это состояние называется сонный паралич. И к сожалению, не один человек, впавшие в это состояние за последние семь лет, после начала вспышки этой эпидемий, все еще не проснулся. По крайней мере я не слышал, не об одном таком факте. – Не один?! – спросила тревожно, удивленным голосом ведущая, подняв вопросительно брови. – Не один – подтвердил ученный с каменным лицом. После чего в студий воцарилась на несколько секунд тревожное молчание, которую прервала сама ведущая, выйдя из оцепенения, задавая вопрос Арсен Елеуовичу. – Аааа, мммм…., Если не секрет. Есть ли  у Вас  данные. Сколько по миру, или, по крайней мере, в нашей стране, по количеству людей впавших в это состояние.  -Профессор помолчав обдумывая ответ на заданный вопрос, почесал нос указательным пальцем и как бы преодолевая невидимый внутренний барьер, ответил: - Это не является секретом. Но, особо то же не афишируется. По примерным данным, в мире, в сонный паралич попали около восьми миллиона человек. – Это, ноль один процент от всего человечества, - вставила ведущая, быстро посчитав в уме, нахмурив брови. Эрдос смотрел на экран телевизора, не мигая, все еще стоя на том же месте где и стоял, шокированный численностью впавших, в сонный паралич. – Да, как бы в процентном соотношений, цифра небольшая. И как бы, это болезнь не с летальным исходом, и у этих людей все еще есть шанс выздороветь, или прийти в себя - Если можно так выразится. Ведь медицина в последние десятилетия развивается семимильными шагами. Но вот что странно. Не само общее количество попавших в это состояние меня беспокоит.  А то что, из восьми миллионов попавших в сонный паралич людей, три миллиона попали в это состояние в прошлом году. Два миллиона  в позапрошлом году, и  один миллион до этого. А все остальные два миллиона за остальные предыдущие годы. То есть количество впадающих в это состояние, увеличивается с диаметральной прогрессией. За прошедшие пять месяцев этого года, уже по моему,  побиты цифры прошлого года, и количество впавших в сонный паралич, уже превысило отметку трех миллионов. Но в целом если раскидать этих людей на  двести пятьдесят государств планеты, то выходить менее пятидесяти тысяч человек на страну. А если учесть что это в основном происходит в густонаселенных странах, как Китай, Индия, Малайзия, то в нашей стране их мизер, - окончил он пытаясь рассеять панику.                                                                                               

-  Понятно… А что еще их связывает профессор? – спросила с нотками тревоги ведущая.                             – Ну, есть общие показатели. Такие как: пол, возраст, профессий, место проживания.                            Например: общей отличающей чертой является то, что этой болезни подвержены на девяносто девять процентов, жители мегаполисов и городов. Чаще мужчины, чем женщины. Болезни подвержены в основном, офисные работники, и работники умственного труда, чем те, кто работают физический. Средний возраст спящих, от пятнадцати до сорока пяти лет. Практический не подвергаются этой болезни – шахтеры, работники метрополитенов, и все те кто работают под землей.     

   - Что предпринимаются властями в отношений пострадавших и их семей . Есть какие то подвижки в этом плане, - спросила ведущая.  – Я не являюсь чиновником соцобеспечения. Но насколько я осведомлен. Властями предпринимаются меры по решению больезненных вопросов в этом направлений. По моему я слышал о принятий законопроекта в парламенте, согласно которому местные администраций должны взять финансирование по обеспечению жизнодеятельности впавших в это состояние. То есть лечение, выдача аппаратов нуждающимся семьям, их профилактика и надзор. А также если не ошибаюсь государство выплачивает пятьдесят процентов от последней заработной платы заболевавшего, если он работал и имеет на иждивении детей и нуждающихся.  ……и есть такая теория. Конечно, это всего лишь неподтвержденная ничем теория…., мммм……что наша планета. А как мы все стали это в последние годы понимать, это своебразный  организм. Ощущая или зная, - как вам угодно это называть, что определенный вид  живых существ, на его так сказать теле, превысил количественную норму, и стал наносить ей вред, начал или включил процесс нейтрализаций этого вида. Извините за оговорку, я хотел сказать, - Нейтрализацию активности этого вида. То есть усыплять людей. – резюмировал ученный. Ведущая удивленно помотав головой и глубоко обреченно вздохнув, промолвила, заканчивая программу: - Но все таки давайте понадеемся, что это не так . Спасибо Вам за такое насыщенное и подробное интервью, которое я думаю было полезно многим нашим телезрителям , - повернувшись  лицом к экрану и натянуто улыбнувшись -  Уважаемые телезрители, берегите себя. И обязательно высыпайтесь - Эрдос посмотрел на табло времени в углу телевизора : Семь пятнадцать. - «К черту всю  эту муть. Забивать голову этим дерьмом?» Он отошел от телевизора, направился к дверям комнаты, вышел в коридор квартиры и переобувшись выскочил в подъезд, захлопнул за собой дверь которая сама автоматический закрылась, вызвал, и сел один, в пустой  лифт.  В лифте, он посмотрел на  свое отражение в зеркале, приосанился, поправил волосы  и рубашку. Довольный своим видом, решив запечетлеть это  в виде фотографий, подняв правую  руку, он нажал на кнопку, встроенную в дужке очков, сфотографировав свое отражение в зеркале. После чего вызвал фото на внутренний экран левой оправы, чтобы посмотреть, что там получилось. Посмотрев на всплывшую  фотографию он через мгновение вздрогнул…. Его отражение которое должно было быть сфотографировано с одной поднятой рукой у дужки очков, - нажимая на кнопку, стояло со спущенными обеими руками. Не веря глазам, думая что это искажение, Эрдос снял очки , и посмотрел на фотографию в левой оправе, отодвинув её от своих глаз подальше,  вглядываясь в них обеими глазами. Так и есть. Обе руки спущены. - « Но как такое, может быть?» - подумал он, удививщись. «слистав»  фотографию с экрана оправы, он спешно надел очки, и вышел в подъезд. В подъезде, он увидел напротив привлекательную женщину, спешившую к пустому  лифту, из которого он только что вышел. Эрдос поддаваясь  инстинктам, мимоходом, бросил  на нее быстрый взгляд, - она было  в элегантном платье и на высоких каблуках, и почему то несмотря на столь раннее, утреннее время,  в солнцезащитных очках,  которые ей очень шли. У Эрдоса появилось ощущение, о нереальности происходящего…. , что этот момент уже имел место в его жизни, и повторяется снова. Было ощущение, как будто она появилась неоткуда, сойдя с большой  обложки красивого  глянцевого журнала, находящейся за входной дверью дома. Она прошла рядом, слегка коснувшись обнаженным плечом, его плеча, звонко цокая каблуками по керамической плитке выложенных в фойе,  оставляя за собой манящий шлейф сладкого аромата своих духов , в перемешку  отдающим  запахом её  собственного зрелого красивого тела, и тонко уловимого чужого, - мужского. Было видно, что она возвращается с ночного свидания. Зайдя во внутрь ярко освещенного лифта, она обернувшись, встала лицом  в сторону еще открытых дверей лифта  и нажала на кнопу нужного ей этажа, и за те несколько секунд ожиданий, которые прошли до закрытия дверей лифта,  он  почувствовал всем телом ,её сканирующий пристальный взгляд, который исходил из глубин её  темных очков, на котором отражался его одинокий силуэт. Она слегка улыбнулась ему, довольная ощущением мимолетной власти над молодым незнакомцем, что давала ей её красота, тем, что заставила молодого юнца обернутся, и посмотреть ей вслед. Эрнар завороженный этим внезапным, красивым моментом,  замер на месте, где остановился,  бесстыдно  уставившись вслед красотки, и придя в себя, рефлекторно подняв руку, нажал на кнопку на дужке своих очков, пытаясь запечетлеть её на фотографии. Он не смог  оторвать взгляда от нее, пока дверь лифта медленно не закрылась, и она не исчезла с обзора. – Мда – подумал грустно Эрдос, продолжая смотреть на закрывшеюся только что дверь лифта, оставаясь  под влиянием  мимолетного завораживающего  впечетления.  Фотография всплыла на внутреннем экране очков, как и полагается через пару секунд. На котором он лицезрел, как только что встретившееся ей  элегантная красотка, отправляла ему воздушный поцелуй, сжав губы бантиком, чуть надменно подняв вверх подбородок. - «Опять!» - подумал Эрдос, чувствуя как нервно заколотилось сердце в груди, готовая выпрыгнуть наружу. Он готов был отдать руку на отсечение, что такого не было. Но фотография, это подтверждала! Эрдос снял очки и положив их в задний карман, сильно зажмурив глаза, потер ладонями  лицо сверху вниз несколько раз. Сжав кулаки, сильно потер поверх глаз, как следует надавив на них, пока не послышался своеобразный трескающий звук исходящий от них, и на последок сильно мотнул несколько раз головой, чуть наклонившись вперед, как будто хотел сбросить с головы эти  прилипшие  как паутину, видения. После чего  поспешил в сторону двери ведущею во  двор, и выйдя, быстро  пошагал  в сторону ожившей утренней трассы, чтобы «словить» попутное такси едущее в сторону бара «Торнадо», где они условились встретится со Смэшом.

    Зайдя в бар наполненный под завязку людьми, как и предупреждал Смэш. Эрдос стал искать его взглядом, бегая глазами по лицам посетителей. «Да вот же он» - сказал он себе, вычленив его лицо из общей  массы. Смэш, приуныв сидел в  дальнем углу за барной стойкой, где рядом с ним виднелось  одно пустующее место, скорее всего заботливо занятое для него. Смэш слегка  вздрогнул, когда он, подойдя сзади внезапно для него,  положил на его плечо свою ладонь, и одновременно  громко произнес наклонившись к его уху, сказав: - Здорово! – стараясь перекричать гул человеческих голосов и музыку.                        – Здорово – ответил Смэш, слегка улыбаясь прищуром глаз. «Наверное все еще в обижняке» - подумал Эрдос. За Смэшом, вдоль барной стоики, сидели две девушки, в одежде  напоминающею форму стюардесс. Темно синие костюмы и пилотки на голове явно им шли. – Стюардессы? – спросил улыбаясь  Эрдос, Смэша, показывая глазами на девушек, которые отпивали с только что принесенных им барменом, коктейлей.                   – Стриптизерши! – громко прошептал наклонившись к уху Эрдоса, Смэш, хитро улыбаясь. – Я им за свой счет заказал коктейли! – еще раз прильнув к его уху. Эрдос удивленно поднял брови и еще раз присмотрелся к соседкам. Одна из них, томно  моргнула ему одним глазом и завораживающий улыбнулась.  Эрдос стеснительно отвел взгляд. – Что будешь пить? – спросил его Смэш, крича на ухо. – Просто аэросок! – ответил Эрдос, двигая головой  под  такт музыки. Смэш улыбнулся смотря ему в глаза. – Сок попьешь дома! Давай выпьем что ни будь эдакое,  с алкоголем. Должны же мы с тобой хоть один раз выпить, за год нашей дружбы! – произнес он, повторяя за Эрдосом, движение головой, вызывая в себе позитивное настроение. Эрдос поднял плечи и выпятил нижнию губу , не  понимая соглашаться ему на эту затею или нет.  – Что будете? – спросил молодой бармен, с неестесственно белыми волосами, слегка наклонившись к ним, который был знакомым Смэша, любезно  согласившегося обслужить их, продавая им алкоголь, обходя запрет закона. – Нам пока что по две банки алкосока! – сказал Смэш, радостно барабаня ладонями по барной стоике. 

– Ну будем! – кратко произнес первый «тост» Смэш, который скорее всего употреблял спиртное не первый раз, в отличие от Эрдоса, и запрокинул внутрь себя ,  откинув голову назад, как заправский алкоголик, все содержимое пятидесяти граммовой алюминиевой банки. Эрдос засмотрелся на это «представление»  через спущенные  на нос очки, став похожим на время, на престарелую старуху осуждающею потеху молодых.  – Бррр! Эх! – произнес Смэш, после того как проглотил содержимое и запил его аэроэнергетиком. Он затянулся пару раз глубоко  воздухом, наморщив нос, преодолевая   отвращение,  появляющиеся  как обычно после первой дозы. – А теперь ты…., – произнес он низким осипшим голосом, которую еще не отпускали пары алкоголя. Эрдос посмотрел на  удлиненную серебристую небольшую  банку, где были нарисованы две матово красные  вишенки, на одной которой было нанесена гравюра в виде цифры сорок, со знаком процента рядом. Он вскрыл банку, поморщил нос, и махнув кистью произнес: - Была не была! –  и опрокинул её, как и его друг, откинув голову назад. Втянуть воздух красиво, после того он проглотил содержимое, не получилось. Вздох застрял в груди и не подымался выше, как будто какая та невидимая сила держала её там, покрасневшие  глаза Эрдоса судорожно полезли вверх,  а рот вытянулся в трубочку готовясь выпустить невидимого джина изо рта. Видя состояние друга, Смэш заливисто засмеялся и энергично  ударил пару раз по спине друга ладонью, после чего тот закашлял, и глубоко вздохнул, произведя странный протяжной звук грудной клеткой, затягивая внутрь воздух. – Ничего, ничего! – произнес Смэш, смотря на улыбающихся стриптизерш , которые стали невольными свидетелями неудачного, но в то же время трогательного дебюта новичка.  После вздоха, Эрдос пытаясь сбить обжигающее действие алкосока на горло, брызгнул в рот добротную порцию клюквенного аэроэнергетика, и смачно проглотив его, передергнулся  всем телом, запустив марафон мурашек по своим конечностям.  – Вы это, ребята!  Не мешайте сильно с аэроэнергетиками, от этого быстро улетите, - дал совет бармен, который скорее всего  был хорошо знаком, с последствиями таких дел.                      

     - О кей! Мы это учтем – ответил бодро, подтанцовывая на барной скамейке Смэш.                              – Что, еще по одной?! – спросил он Эрдоса толкнув его плечом в плечо. Пошла вторая и третья. Не вняв совету бармена, друзья  продолжили запивать водку  аэроэнергетиками,  не утруждая себя купить закуски к высокоградусной выпивке. Кислород усиленный с ударной дозой кофеина, да и еще смешанный со спиртным, ракетой доставил алкоголь в кровь друзей. После третьей, друзья пошли танцевать с не возрожающими составить им компанию стильными соседками, на забитую  людьми танцплощадку, где  все кривлялись как марионетки поддергиваемые сверху невидимыми нитками, под  дико энергичную музыку, которая играла без остановки, долбя по ушным перепонкам, очень продолжительное время, превратив танец в нескончаемый бег. Перед глазами Эрдоса: «которому торкнуло», все приняло искаженно рассплывчатый вид, как в аттракционе кривых зеркал. Исказившиеся лица и неестественно искривленные тела, танцующих вокруг  людей, вызвали у  Эрдоса улыбку, и он засмеялся   пьяным смехом, уставившись на своего кривлявшегося перед ним другом. Еле дотанцевав этот затяжной  трек,  Эрдос вернулся на прежнее место, весь взмокший, и усевшись на  барной стойке, начал клевать носом, чуть не засыпая  перед барменом.    – Ей приятель! Здесь не места для сна! Иди сядь за свободный столик или выйди в фойе и проветрись! – прокричал бармен ему в ухо. Эрдос бросив блуждающе пьяный взгляд по сторонам, пошел и сел за первый попавшийся свободный столик рядом с барной стойкой. Перед тем как положить голову на скрещенные руки перед собой на столе, Эрдос еще раз посмотрел на танцующих на площадке посетителей бара, которые все замедляли и замедляли свой темп, искривляясь в пространстве,  сливаясь с многочисленными огнями пульсируещей  цветомузыки над их головами, превращаясь в один большой калейдоскоп. Эрдос незаметно для себя, уронил голову на свои руки и провалился на бездну темного пространства. «Чуть- чуть, вздремну» - успел подумать он. После того как подуставшая тройка вернулась за стол где им был заново накрыт стол, за ним  хозяйничая находился спящий Эрдос . – Что то твой друг расклеился! – произнесла с нотками обиды «стюардесса», которая имела виды на него. – Ну как бы он  в первый раз, употребил спиртное, - произнес неуверенным голосом, глупо улыбаясь Смэш, пытаясь выручить репутацию приятеля. – Не волнуйся! Через пятнадцать минут он будет как огурчик! – добавил  он, бодро, не веря своим словам. Заказав еще пару банок алкосока, с аэроэнергетиками, которых они быстро оприходовали, тройка снова ринулась на танцпол. Через шум, треск и музыку, какофонией звучащею в голове  Эрдоса, отчетливо слышался голос Смэша, кричащий ему в ухо: - Эрр!!! Вставай! Мы сюда не спать пришли! Пойдем танцевать!  - сменяющейся временами далеким голосом, его матери, как будто еле доходившей до него издалека, твердивший:                     – Просыпайся!!! Просыпайся сынок….  .                                 

– Просыпайся! ЭрррДоссс!!! -  прогромел голос Смэша, после которого Эрдос вскочил с места, отчего откинулся назад стоящий под ним легкий стул,  быстро выйдя из сонного состояния,  он уверенной походкой  направился к своим друзьям, которые дотанцовывали под остатки предыдущего энергичного трека свой танец, плавно перешедшего в медленную музыку, пока он дошел до них, обязывающий пригласить милую стюардессу, флиртовавщей  с ним за барной стойкой, на медленный танец. Эрдос уверенно взял её руки, в свои, и положив их себе на плечи, обнял её за талию и притянул к себе.  – Ну что малыш, выспался? - спросила она томным голосом, подымая кисти рук выше по его затылку, запуская пальцы в его волосы.  – Как можно спать, когда такая красивая девушка находится рядом, - неожиданно для себя произнес он смело, неприкрытый комплимент,  пробегая по лицу девушки взглядом полного желания и страсти. Завороженная таким быстрым изменением в Эрдосе, который только недавно сидел, поглядывая на нее стыдливо закомплексованным взглядом подростка, девушка произнесла, удивленно вскинув брови: – А ты не так прост, как кажешься. – Кокетливо закусив край  нижней губы и сильнее прижавшись к  его телу, она стала напирать на него, обольстительно качая бедрами под такт музыки. Танец сродни на латиноамериканский, разжег в них огонь страсти.   – Поедем ко мне малыш. Оставим наших друзей тет- а-  тет. Уверенна они сами разберутся между собой, - сказала она под конец танца, обжигая его горячим дыханием.     

     Эрдос поправил прядь волос, которые спадали на красивое лицо её спутницы, имя которую он даже не удосужился спросить. Она спала, устав от измотавшего их обоих акта затяжного, страстного, единения и слияния, который то угасал и с новой силой вспыхивал в течений нескольких часов. Он долго смотрел  на её лицо, перебирая её нежные  черты. Она была старше него на несколько лет. Но все еще была молода и страстна. Он все еще не верил, в то, что такая красивая девушка выбрала его, хоть и на одну ночь.     – «Пора домой» - подумал Эрдос смотря на медленно  спускающийся с зенита багрово красное солнце, напомнившего  ему о скором наступлений сумерек. Он был доволен собой и чувствовал себя великолепно. Он знал, что сегодняшний день он запомнит навсегда. Что то, было в этом дне необычное, что то, волшебное и одновременно странное. Проголодавшись он посмотрел по сторонам, и увидел в углу её небольшой однокомнатной квартиры холодильник, в котором вероятнее всего было что то съестное. Встав с постели, он голышом подошел к холодильнику, и открыв её дверь, замер перед ней, раглядывая её содержимое. Кроме открытого  молока в пакете, в почти пустом холодильнике стояли пару небольших брикетиков йогурта и плитка шоколада. Взяв молоко, поленившись налить его в стакан, Эрдос отпил с пакета несколько глотков и поставил его на место. Молоко показалось ему безвкусным. –«Может шоколада» - пришло ему в голову. Уставившись в одну точку в стене, он отломив, съел несколько плиток шоколада, заостряя свое внимание на его вкусе, продолжая стоять у холодильника.  - «Почему они все безвкусные. Ведь на них не написано что они диетические» - подумал он про себя. Поставив шоколад на место, он направился в ванную, чтобы принять душ. Став под мягкую струю душа, Эрдос решил понежится под более теплой водой и прокрутил кран с красной кнопкой, желая сделать воду горячее, но вода не стала от этого теплее, тогда он уменьшил напор холодной воды, это то же не повлияло на температуру воды, вызвав в нем легкое раздражение. Внезапно появившейся пронзительный звон в голове, прошел электрическим разрядом от уха до уха, заставив схватится его за голову и зажмурить глаза. Открыв глаза, он чуть не упал от головокружения, кафельные плитки на стене ванны, которые были на уровне его глаз,  стремительно закружились  в водовороте и уходили в неизвестную дыру в стене. Перед глазами все поплыло и  потемнело, чуть не упав, Эрдос прислонился к стене ванны и медленно сполз на её дно.  -«Недосыпание и алкоголь»  - сделал он выводы, сидя на дне ванны. Выйдя из ванны, он тихо оделся и незаметно вышел  с квартиры.  Зашел в лифт  и не заметно для себя спустился на нулевой этаж, медленно побрел в сторону дороги, где как ему казалось, когда он ехал сюда, он видел стоянку для такси.-« А как, и на чем он сюда доехал? – пришло ему  в голову. Находясь уже в такси он не мог вспомнить на котором этаже жила «стюардесса».  Пока он в задумчивости перебирал в голове прошедший день, и с трудом складывал в памяти отрывистые фрагменты, такси незаметно для него оказалось у дверей его многоэтажки. – «Уже?» – подумал он, заметив что такси буквально прилетело на его адрес. – Сколько с меня? -  спросил Эрдос, вглядываясь в  знакомое лицо таксиста.  – Две тысячи – произнес знакомый мужской  голос. Слегка наклонившись вперед, Эрдос узнал в таксисте, бармена, из бара «Торнадо», молодого человека с белыми волосами. – Вы же бармен! Вы работаете в баре «Торнадо». Там оставался мой друг…. Такой полноватый чувак, а рядом с ним девушка в форме стюардессы – спросил он воодушививщись  встрече с ним – Вы не знаете как они там, до сколки досидели ?   - Вы ошибаетесь, молодой человек – произнес таксист с каменным выражением  лица. – Я никогда не работал барменом. – Как? Не может быть… Постоите…. Может это ваш близнец или ….. – У меня нет близнеца – отрезал таксист, показывая всем видом что разговор окончен. Эрдос вышел с машины напрягая свою память, вспоминая фрагменты прошедшего дня. Он постоял на месте хлопая ресницами, тужась хоть что ни будь понять, и в растерянности поплелся в сторону подъезда. Перед ним в подъезд, зашли мужчина с собакой, которые как и он последовали в сторону лифта, и нажав кнопку вызова, ожидая его прибытия, встали у его дверей. Звонки сигнал оповестил о прибытий лифта. В широко открывшеюся дверь лифта, сперва зашли, мужчина с собакой,  а после, Эрдос. Как и все, они зайдя в лифт, повернулись лицами к дверям, и нажав на кнопку, стали подниматься на этажи. Мужчина с собакой нажал кнопку его этажа. –« Наверное новенький» - подумал Эрдос, так как не замечал этого жильца  до этого. – «Или в гости пришел» – дополнил он  свою мысль. Он привлек внимание собаки, когда по привычке хрустнул  костяшками пальцев, собрав пальцы левой руки, в расслабленный кулак, нажимая на их внешние фаланги, кистью другой  руки. Собака тревожно заскулила, потом ощетинилась и собрав нос гормошкой зарычала, обнажая  клыки, прильнув всем телом, к полу лифта.    – Тихо! – прокомандовал хозяин собаки, потянув её за ремень ошейника, не понимая её беспокойства. – «Да успокойся ты» - подумал Эрдос, отведя взгляд от собаки. – Да успокойся ты! – повторил хозяин собаки его мысль, слыша как собака не смолкая, беспокойна, негромко  рычит, прижимаясь к его ноге. – « Он что читает мои мысли? Или я, ему это внушил» - подумал улыбнувшись Эрдос.

     Выйдя на этаже, каждый направился в свою сторону. Войдя в квартиру, Эрдос быстро скинув обувь, прошел  в свою комнату, чтобы переодеться. В квартире было тихо. Мама должны была быть уже дома. – Мааам! – громко произнес,  растягивая Эрдос, одновременно прислушиваясь в тишину квартиры. Автоматический включился телевизор в его комнате, приводимый в действие датчиками движения, который он выключил, прокомандовав, сказав:  Сон. Часы показывали двадцать тридцать.  – «Где же она ходит. Что то, на нее не похоже» - подумал он. Эрдос решил слегка подкрепится, пока придет мать, - «А потом они сядут за стол» - сказал он сам себе, унимая легкую тревогу, и движимый голодом, зашел в кухню, минуя стол придвинутый к стене, направился в сторону холодильника, и внезапно остановился. Оглянувшись  в сторону стола, он увидел дымящийся на её середине, большую тарелку плова.  – «Все таки она была дома. Куда же она спешно ушла?» - с возрастающей тревогой подумал он, смотря на тщательно расставленные приборы. – «Странно. Почему я не чувствую запах еды» - спросил самого себя Эрдос. Послышался звук открывающихся дверей, знакомые шаги разулись у дверей, и надев тапочки направились в сторону ванны, следуя  привычке, - мыть руки после улицы. 

- «Вот она и вернулась, - ответил он сам себе, успокоившись. – Куда же она так спешно сходила? Что то забыла купить?» -  Эрдос сел за стол, расположившись спиной  ко входу в кухню, ожидая прихода матери. Со стороны ванны слышался звук льющейся воды из под крана. Скоро он стих и дома стало, странно тихо. – Мааам? – прислушавшись произнес Эрдос, слегка повернув голову в сторону коридора. – Ты скоро? – спросил он как можно мягче. Никто не ответил. Томящая тишина зависла в воздухе квартиры, заставляя все  тревожнее биться сердце Эрдоса. Его ожидание прервал все возрастающая мелодия биофона вживленного под правым ухом, играющая мелодию вызова телефона мамы…..  По спине Эрдоса волной побежали холодные мурашки, он медленно,  всем корпусом,  повернулся ко входной  двери кухни, и пригвоздил свой взгляд к дверям ванны . Мама не выходила с ванны, все посылая, один за одним, звонки на биофон сына. – Мам! Что за детские шутки! Зачем ты мне звонишь! – крикнул  Эрдос злясь и пугаясь. Ответа со стороны ванны  не последовало. Эрдос взбешенный, затянувшейся игрой, вскочил  со стула и шагнул в сторону дверей….. Внезапный щелчок непонятно откуда прозвучавщий в его голове…. и кромешная тьма заволокла все вокруг. Ничего не было видно. Эрдос попытался посмотреть на руки, вытянув их вперед , но он их не увидел. Его внезапно сковал страх. В оцепенений он не мог понять что предпринять, долго  не замечая звучащею  под ухом  мелодия вызова. – «Биофон! Ответь на него!» - сказал встрепетнувшись Эрдос. Он с трудом  включил его, еле справляясь с быстро немеющими пальцами рук. – Маам? – произнес он  в этой адской  темноте, как ему показалось,   слыша  бешенные стуки своего сердца.  – Сынок! Эрдос сынок! Эрдос! – послышался плачущий голос матери,  все дальше и дальше  удаляющейся в бездонной темноте. – Мама! Что случилось! Говори! Я тебя слышу! -  закричал Эрдос. – Зачем ты звонишь? Мы же дома! Сейчас включится свет….  - Мать не дала ему закончить. В отличий от других фраз похожих  на преодолевающие сильные  преграды и помехи,  вибрирующими волнами, но все же вполне понятными для слуха, последняя фраза послышалась отчетливо: – С-ы-ы-н-о-ок! Просыпайся! Про-сы-пай-ся! Вернись ко мне!!! – разлетелись эхом в голове Эрдоса слова матери, но он не смог уже ничего предпринять, его тело, расщепленное в миллиарды атомов,  растаяло и поглотилось  темнотой, став его частью.

Мать Эрдоса отчаянно повторяло в трубку телефона, на которой большими буквами светилось имя  его сына, плача и рыдая, : - Сынок! Проснись! Проснись! Я прошу тебя!!! Прошу…..  она не отрывая взгляда, в надежде, смотрела взмокшими от слез глазами, на бригаду врачей которые все снова и снова безуспешно пытались, привезти в чувство его сына впавшего в сонный паралич. Очередная двухчасовая борьба кончилась как обычно в пользу неизученной болезни. И  бригада врачей начало подготовку тело впавшего в паралич больного, к процедуре длительной госпитализаций. За дверями отделения реанимаций дежурный врач подробно  расспрашивал Смэша, об Эрдосе, все в подробностях, стараясь не пропустит не одной детали.                                                                                  – Он просто заснул за столом в баре…. Мы думали, что он потом оклемается. Что это водка, и он пьян….. А он все не просыпался и не просыпался….. произнес Смэш все время оглядываясь в сторону реанимаций.  Увидев выходивших устало  и понурыми лицами бригаду рианимотологов, с реанимационной палаты, он трясясь всем телом заплакал как маленький ребенок, зажав голову в тисках своих ладоней.  

      Мать почти каждый день навещала сына в госпитале. Сидя над изголовью  кровати сына, она как всегда, оставшись одна, нажимала на кнопку вызова абонента, после чего на экране её  телефона старой модели, высвечивались слова, - «Эрдос сынок». Беспрерывно крутящийся на экране кружочек, и гудок вызова,  соотносились  с загоревшим за правым ухом Эрдоса, красным пятном(чипом биофона), который виднелся под его кожей, все время горя пульсирующим светом,  при каждом гудке вызова, исходящего от  телефона матери. Иногда функция ответа включалась, и красное пятно за ухом Эрдоса, загоралось ярко красным не мигающим цветом. В такое время матери казалось, что Эрдос слышит её, но не может ответить ей по различным причинам. Ведь он жив. Он здесь рядом. Просто он спит…..   – Сынок. Я знаю. Ты меня слышишь. Я тебя люблю – говорила она в трубку, смотря на безразличное  бледное лицо сына, которая казалось, вот - вот оживет, и улыбнется ей в ответ.  

                        

 


Поделиться:
     
Оставить комментарий:
Captcha