Одна из причин пристрастия людей к порочному – безделье. Когда б он возделывал землю, занимался торговлей, разве мог бы он вести праздную жизнь?
Абай Кунанбаев

Главная
Открытое мнение
Штык. Роман. Глава 1 и Глава 2

ОТКРЫТОЕ МНЕНИЕ

05 октября 2019
722
0

Штык. Роман. Глава 1 и Глава 2

Глава 1   

Последнее утро счастья.

Запах горячих оладушков из кухни кажется уже заполнил все уголки большой четырёхкомнатной квартиры. И на этот знакомый аромат, семья проснувшись, стала собираться на просторной кухне. Из душевой комнаты вышла ещё совсем молодая миловидная девушка с обёрнутыми банным полотенцем волосами, а когда зашла на кухню, по её уже заметно округлившемуся животику, стало понятно, что она находиться уже на шестом или даже седьмом месяце беременности. Но это совсем не портило ни цвет, ни черты лица девушки, а наоборот делало эту молодую женщину ещё более милее и привлекательнее, что в таком положении случается очень редко. Но самое главное, любому человеку достаточно было только один раз взглянуть на будущую маму, в эту минуту осторожно и бережно поддерживающую обеими руками округлившийся животик, чтобы понять насколько сильно она любит своего ещё не родившегося ребёнка. В этот момент входная дверь квартиры хлопнула.
– Ура! Вот и папка вернулся после пробежки, – громко обрадовался самый младший в семье Костя, слегка полноватый, но очень живой, подвижный восьмилетний мальчик с большими голубыми глазами, круглым лицом и светлыми волосами, вскочив со своего места и бегом бросившись в коридор.
– Да это оказывается Алёшка из больницы пришел! – сообщил мальчик.
– Я сегодня пораньше закончил, а главврач отпустил меня домой – раздался голос, и тут же на пороге кухни показался высокий стройный атлетически сложенный, светловолосый парень, старший сын в этой семье. Увидев которого молодая беременная женщина, однако легко встав со стула, подошла и прижалась к нему.
– Соскучилась… – снизу-вверх девушка посмотрела в глаза своему молодому мужу с такой улыбкой на лице, что стало понятно насколько искренни её слова. – А у меня есть новость – глаза молодой женщины заблестели и засветились от счастья, переполнявшего её в эту минуту. – Извини Алёша, но я думала не дотерплю до твоего прихода и расскажу всем – беременная взяла руку мужа и положила её на свой круглый живот. Не меньше минуты, в полной тишине, в этот момент наступившей на кухне молодой будущий отец к чему-то прислушивался, а потом громко засмеялся от переполнившего его восторга.
– Мама, мама мой сын уже толкается там в животе у Юли, я это хорошо чувствую! – А можно мне тоже положить руку? – тут же оказался рядом Костя. И старший брат, взяв ладонь младшего, положил её на круглый живот своей молодой жены.
      – Ой! – удивился мальчишка – как сильно!
     – Это он своей ножкой пинается – погладила по белым волосам на голове мальчика Юля.
      – Наверное футболистом будет! – с серьёзным выражением лица сделал заключение Костя – это ещё больше подняло настроение семьи рассмешив всех находящихся на кухне.
     В это время мать, хлопотавшая у газовой плиты, очень молодо выглядящая для своих сорока восьми лет женщина, натуральная блондинка, повернувшись и вытерев салфеткой руки, с любовью на лице, тоже громко и счастливо смеясь смотрела на обоих своих сыновей, так похожих на неё. Выражения лиц мальчиков, стоявших рядом с беременной снохой, было радостным удивлённым и от этого немного поглупевшим. В этот момент, помогавшая матери раскладывать оладьи по тарелкам и разливать чай, вытерев руки о салфетку, к братьям подошла удивительно красивая, очень стройная хрупкая, пятнадцатилетняя дочь. В семье Даша была средним ребёнком и внешне очень отличалась от двух своих братьев, родившись ярко выраженной брюнеткой с оливковым цветом кожи, её чёрные длинные волосы спереди упрямо росли вверх, отчего выглядели ещё более пышными и густыми. А всегда открытый красивый лоб казался выше, делая овал лица девочки слегка вытянутым, её черты по отдельности нельзя было назвать правильными. Однако густые тёмные брови, ещё не испорченные женскими манипуляциями, острыми углами изломанные по середине вверх, поразительно гармонировали с её немого большим, чётко обрисованным ртом и подбородком с ямочкой. Что касается носа, то можно было-бы сказать, что он был правильной формы, но немного длинноват. А ещё выше на переносице между глаз, была хорошо заметна маленькая чёрная родинка, так что однажды увидев эту девочку, спутать с какой-то другой или забыть было уже невозможно.
     В наше время, искусственно навязанных стандартов красоты, можно легко запомнить внешность почти любой девушки и женщины уже по тому, какую звезду поп эстрады, известную актрису кино или телесериалов она внешне напоминает. И часто зная это, женщины с помощью макияжа и других известных ухищрений, стараются приблизиться и ещё больше соответствовать образу. Однако, с первого же взгляда на эту совсем ещё молоденькую девочку-девушку, так не похожую ни на какую другую было понятно, что определить просто так, в чём именно заключается загадочная притягательность её внешности, невозможно. Ведь словами нельзя описать настоящую женскую красоту, и люди во все времена знали это.
     Недаром, ещё в восьмом веке до нашей эры, великий Гомер в своей Илиаде не стал описывать красоту Елены потому, что хорошо понимал – сделать это невозможно. Но хитрый грек достойно вышел из этого положения, рассказав о том, как мудрые дряхлые седые старики, возлежавшие в совете старейшин на своих ложах, впервые увидев Елену-Прекрасную, восхищенные её красотой, в один голос заявили:
 «Нет, осуждать невозможно, что Трои сыны и Ахейцы Брань за такую жену и беды столь долгие терпят». 
     Даша обняла двух своих братьев и в этот момент на указательном пальце левой руки можно было заметить единственное её украшение, золотое плоское колечко из дешёвого красного золота, с совсем крохотным размером с маковое зёрнышко красным камушком. Девушка поцеловала в щеку молодую беременную женщину и стало хорошо понятно, насколько счастлива, сплочена, дружна, а самое главное, счастлива вся семья.
     – А, что отец ещё не вернулся с утренней пробежки? – Алексей посмотрел на циферблат больших часов на кухонной стене – Странно уже девять часов утра.
     – Наверное опять побежал вдоль реки до плотины, поэтому и задерживается – выкладывая последние горячие оладьи из сковороды в большую общую тарелку, через плечо взглянула на сына мать.
     – Мы с отцом завтра в воскресенье договорились вместе пробежать длинный маршрут – с сомнением на лице старший сын снова посмотрел на часы.
      – Все садитесь за стол, а то оладушки остынут – поторопила мать детей – А отцу мы оставим несколько штук, я их в контейнер положу и полотенцем оберну, чтобы не остыли. За столом старший сын часто поглядывал на часы, а после завтрака все разошлись по своим комнатам.
     Но в десять часов дня, Алексей снова появился на кухне, мать сидела на стуле и увидев его взглянула в окно.
      – Оладушки совсем остыли – и сын хорошо почувствовал теперь уже настоящую тревогу в её голосе.
     – Никак не могу уснуть после ночного дежурства – Алексей подойдя к матери положил руки ей на плечи стараясь успокоить. – Пойду пройдусь по нашему обычному утреннему маршруту, вокруг озера. Буду звонить домой по мобильнику через каждые двадцать минут, а ты мама будь на связи.
     – Я с тобой – раздался голос за спиной, в дверях кухни стояла Даша.
     – Я тоже – тут же рядом с сестрой появился Костя.
     – А может быть, и нас с собой возьмёте? – из дверей расположенной рядом с кухней комнаты вышла беременная Юля и умоляющим взглядом посмотрела на мужа.
     – Ладно – согласился Алексей – Если сильно устанешь на проспекте посадим тебя вместе с Костей на такси и поедете домой.
     Был первый, по-настоящему яркий и тёплый, весенний день, дрозды пели перекликаясь со всех сторон и солнце светило так ярко, что слепило глаза. Они втроём, медленным шагом шли вниз по асфальтированной дорожке неподалёку от озера, Юля держала мужа под руку с левой стороны, а с правой Дашу. Самый маленький и подвижный Костя далеко опередил остальных. И все трое издалека хорошо заметили, как мальчик вдруг остановившись и сойдя с тротуара, начал что-то разглядывать у себя под ногами, а потом сев на корточки поднял с земли какой-то предмет. А когда все трое поравнялись с ним, теперь уже стоявший к ним спиной мальчик, даже не заметил этого. Алексей окликнул его и когда тот повернулся, стало понятно – ребёнок плачет, размазывая по щекам полосы сырой после дождя земли.
     – Что случилось Костя? – на лице старшего брата промелькнула тревога.
     – Папка! Папка! – вдруг неожиданно, громко зарыдал маленький мальчик и протянул старшему брату правую руку со связкой ключей и длинным чёрным, толстым, прочным шнурком, увидев которые, старший брат побледнел.
      – Ключи отца…
     – Папка! Папка – продолжал громко плакать Костя, а потом снова посмотрев на старшего брата и сестру разжал левую ладонь, на которой лежали кроваво-красные осколки сердечка из натурального коралла. И тут же стало понятно, что по связке ключей проехало тяжёлое колесо машины, смяв и раздавив хрупкий коралловый брелок на три неравные части…
     Надо заметить, что старший брат, оказавшись в этой ситуации, не растерялся и на свой гаджет очень тщательно сфотографировал следы от протекторов машины на том месте, где были обнаружены ключи и безобразные зелёные плевки с червячками насвая хорошо заметные рядом. Им были собраны несколько коротких окурков, с характерным резким запахом анаши и помещены в пластиковый пакет. Эти снимки и предполагаемые улики впоследствии были приобщены к документам, став единственным материальным следом в загадочном деле об исчезновении мужчины.
     На основании именно этих фотографий следователи выдвинули единственную, казавшуюся правдоподобной, версию произошедшего – Мужчину сбило машиной насмерть, и водитель испугавшись наказания, увёз тело с собой и где-то спрятал или просто закопал.
     На этом месте, исходя из логики повествования, автор должен познакомить читателя с главным героем нашего романа – этим самым мужчиной был Юрий Алексеевич Левин, пятидесяти пяти лет от роду, глава и отец большой и ещё совсем недавно, такой счастливой семьи. И конечно его жена и дети не могли даже предположить, что в то время Юрий Алексеевич с большой скоростью мчался в грузовом вагоне, до самого верха заполненном блоками пенопласта, в неизвестном направлении, по бескрайним просторам нашей страны, находясь в намертво заколоченном ящике, с отверстиями для вентиляции воздуха.

Глава. 2

Начало пути.

     К тому времени Юрий с трудом справился с неприятной для него ситуацией, использовав для этого пустой пластиковый пакет, предварительно вынув из него емкости с водой, испытывая при этом чувство омерзения и подкатывавшей к горлу тошноты.
     Когда, открыв уже вторую бутылку, стараясь не разливать лишнего, он как мог помыл руки, в небольшом пространстве ящика, даже не смотря на струи воздуха бившие в лицо, была такая вонь, что его даже затошнило. Однако, уже вскоре он привык к постоянному запаху, так что совсем перестал замечать, даже в то время, когда поезд стоял на станциях или железнодорожных переездах и движения воздуха было минимальным.
     Впоследствии, ему ещё пару раз пришлось проделать подобное, а потом желудок, не получая пищи, опустел настолько, что эта проблема полностью отпала. Только иногда, с трудом поворачиваясь боком в низком для него по высоте ящике, он освобождал мочевой пузырь в щель между досок на дне ящика.                                                                            
     Всю свою предыдущую жизнь Юрий никогда не жаловался на здоровье и отсутствие аппетита, в этом ему помогали занятия спортом и регулярный бег по утрам. Но странное дело, теперь находясь в полной изоляции в замкнутом пространстве, мужчина почти совсем не испытывал чувства голода. Может быть потому, что у него всё равно не было возможности утолить его. Однако, когда давали о себе знать жажда и тошнота, обычно выползавшие откуда-то из самой глубины желудка и постепенно начинавшие заполнять его тело, он, помня о растворенных в воде наркотиках и снотворном, пил из пластиковых бутылок маленькими осторожными глотками.

     Теперь мужчина находился один в полной изоляции от внешнего мира, в тишине и темноте и у него было много времени для того, чтобы подумать о том, что было накануне того момента, как он обнаружил себя в этом месте.
     Постепенно, с трудом, память возвращалась, он уже мог вспомнить, что кажется, последний день перед тем как он обнаружил себя в этом ящике, так похожем на гроб, был пятнадцатым апреля субботой. Тихо, стараясь не разбудить жену, он встал с постели, зашел в туалет, а потом, вымыв руки, прошел на кухню, где открыл холодильник, налил и выпил пол стакана минеральной воды, как делал всегда в течении многих лет. Затем, уже в прихожей надев спортивный костюм и кроссовки, снял со стены, висевшие на гвоздике возле двери ключи от квартиры…
      – Стоп! – сказал он громко в тишине, наконец вспомнив, как в тот час, когда впервые очнулся в ящике, кроме часов на левой руке, не обнаружил также прочного, толстого шнурка со связкой ключей.
     Привычку вешать ключи на шею, во время утренней пробежки, он уже давно выработал в себе после того, как однажды зимой, на середине своего обычного семикилометрового маршрута, поскользнувшись на раскатанном детьми асфальте во время сильного снегопада, упал. Такое случалось редко, поэтому этот случай даже развеселил его, он тут же вскочив и отряхнувшись от снега побежал дальше. А уже подойдя к подъезду обнаружил, что ключей от квартиры во внутреннем кармане куртки нет, по-видимому, они выпали в момент падения. Времени возвращаться, а потом в темноте разыскивать пропажу не было, он спешил на работу и ему пришлось вызывать родных сигналом домофона, в то раннее утро он разбудил и переполошил всю семью.
     Злополучные ключи под толстым слоем снега он потом, так и не смог отыскать. И, чтобы ещё раз не попасть в такое положение, к колечку нового комплекта прицепил брелок в виде ярко-красного сердечка из натурального коралла. А ещё, с тех пор по утрам, перед пробежкой и зимой и летом, надевал толстый прочный   шнурок с ключами на шею.
     Последнее, что он смог вспомнить, было ранее весеннее утро, едва светало, перекликаясь на деревьях пели дрозды, он бежал рядом с озером, где в это время обычно бывает безлюдно. Но в то утро, прямо на тротуаре, стоял большой джип «Ланд-Крузер», перегородивший асфальтированную дорожку, молодой парень, открыв капот, спиной к нему копался в двигателе подсвечивая себе китайским фонариком-зажигалкой. Лица, сидевшего за рулём человека, Юрий не разглядел. Он пробежал в единственном свободном месте, мимо деревьев со стороны переднего бампера, потом протиснулся рядом с ещё одним стоявшим рядом человеком, державшим руки за спиной. Но его лица он тоже не смог разглядеть потому, что на глаза мужчины была надвинута толстая шерстяная шапочка. Сейчас, лёжа в темноте и тишине ящика, он даже хорошо вспомнил, как от того резко пахнуло крепкой анашой, долго немытым телом и чем-то ещё неприятно отталкивающим и все эти запахи усиливал резкий аромат дешёвой туалетной воды. Машина оказалась у него за спиной.
    А потом была полная тишина и темнота, в которой он обнаружил себя лежащим в ящике, в первый момент приняв его за гроб…

 

 


Поделиться:
     
Оставить комментарий:
Captcha