Одна из причин пристрастия людей к порочному – безделье. Когда б он возделывал землю, занимался торговлей, разве мог бы он вести праздную жизнь?
Абай Кунанбаев

Главная
Открытое мнение
Штык. Роман. Пролог.

ОТКРЫТОЕ МНЕНИЕ

29 сентября 2019
190
0

Штык. Роман. Пролог.

~~Я, автор этой спорной книги (как говорят некоторые уважаемые люди), должен честно признать – мой внутренний мир устроен не совершенно, очень нерационально и странно. Не зависимо от моего желания, однажды просто и обыденно, в голове поселятся нечто настолько мелкое и почти не заметное, как одноклеточная амёба, что этому просто не придаёшь значения. А потом это, у которого нет даже названия, начинает всё чаще напоминать о себе питаясь твоими собственными мыслями, со временем делится, властно требуя к себе внимания, отнимая всё свободное время, приобретает собственное Имя, постепенно разрастаясь до такой степени, что уже не помещается в тебе самом. Тогда, начинаешь понимать, чтобы голову просто не разнесло на части, ты должен выложить созревшее в своём компьютере, но стоит сделать это один раз, и становишься рабом идеи настолько преданным, что ни какие доводы о том, что твоё произведение будет не актуальным, глупым или тяжёлым по содержанию, уже не имеют значения. И только читатель может решить, имеет ли право на существование то, что отняло несколько лет твоей собственной жизни.

 


Клаустрофобия – психологический симптом, фобия (боязнь замкнутых или тесных пространств. Считается одним из самых распространённых страхов.
                                                                                                                                                                                           Википедия

 

Исходя из уже полученных от читателей откликов на первую часть романа «Штык», а также нескольких рецензий других критиков, автор рекомендует людям, заметившим у себя признаки данной психологической фобии, текст первой части романа не читать.
                                                                                                                                                                                        ЛЕВАНОВУС

 

(роман)

ШТЫК


                                                                              
Нельзя достичь просветления, лишь стремясь к свету и представляя его, для этого нужно сделать тьму осознанной.

                                                                                                                                                                                              К. Г. Юнг

 

Часть 1

Пролог

     Тук… … тук… Так, очень слабо и редко, всего три, четыре удара в минуту, кажется готовое в любую секунду остановиться навсегда, работало сердце лежащего без сознания уже не молодого мужчины. По-видимому, человек находился в тяжелом состоянии очень близком к клинической смерти, или летаргическому сну. Сколько времени это продолжалось: несколько часов, сутки двое или больше? Было неизвестно, и всё это время, человека отделяли от небытия только эти несколько ударов сердца в минуту.


   Тук…тук…тук. Наконец, сердце найдя силы, заработало немного быстрее, и кровь по сосудам понесла живительный кислород. Через некоторое время это дало толчок к тому, что сознание мужчины, где-то, очень далеко в глубине мозга, едва заметно затеплилось.
     Десять, тридцать, сорок ударов; ещё совсем недавно крохотная, слабая искорка сознания стала разгораться, принеся с собой страшную невыносимую боль во всем теле. И впервые в полной тишине раздался хриплый протяжный стон. Мужчина с трудом открыл слипшиеся веки, но ничего не увидел. Его это озадачило, и мысли, как слабый больной цыпленок из яйца, начали проклёвываться в голове.
     – Что со мной…? – Мужчина, превозмогая страшную физическую боль, поднял непослушную правую руку и тёр глаза до тех пор, пока в глубине не запрыгали красные, зелёные, синие полосы и круги. Но они вскоре исчезли, и он понял, что, скорее всего, на самом деле находится в полной темноте. Однако теперь уже, поселившееся в человеке чувство тревоги и невыносимая боль, которую тот чувствовал, кажется, каждой клеточкой своего тела, окончательно разбудили мозг. 
     Неожиданно выше лица рука уперлась в какое-то препятствие, он стал ощупывать, уже вскоре хорошо поняв: это были грубые нестроганые доски. По-прежнему невероятным усилием воли, превозмогая боль, мужчина потрогал пространство позади себя. Затем, сколько смог вытянул носки ног, обутых в лёгкие спортивные кроссовки, опять ощутив преграду. В ту же минуту окончательно осознав, что лежит внутри деревянного ящика, похожего на грубо сколоченный гроб…
     Это сравнение, которое в эту секунду мозг в полной тишине и темноте выдал бессознательно неожиданно, родило ужасную неприемлемую для любого живого человека мысль: по какой-то причине его посчитали мертвым и заживо закопали в могиле…    
     За несколько секунд в памяти вихрем пронеслись мысли о множестве подобных случаев, произошедших с людьми. Он вспомнил о Гоголе, который, говорят, боялся этого больше всего и все же, как выяснилось уже через много лет после его смерти, оказался похоронен живым…
     Последняя мысль обожгла и пронзила изнутри настолько сильно, что мужчина громко закричал от ужаса и, теперь уже не чувствуя боли, стал биться о доски головой, локтями и коленками, раздирая пальцы и ломая ногти. А его сердце, которое ещё совсем недавно едва подавало признаки жизни, теперь колотилось в таком нечеловечески бешеном ритме, что, не выдержав подобного скачка, просто должно было разорваться пополам…
     Наверное, так бы и произошло, но в этот момент прямо перед лицом руки мужчины нащупали несколько круглых отверстий. Он даже смог просунуть в них кончики пальцев, обнаружив, что доски, из которых был сделан ящик, очень толстые. Это, наконец, заставило его мозг заработать, с большим трудом выловив, из хаоса бешено метавшихся в голове мыслей одну: - Зачем в гробу отверстия…? - Мужчина вплотную приблизил к ним лицо и, кажется, почувствовал едва заметное движение воздуха. – Но покойнику воздух не нужен… - это неожиданное открытие заметно привело его в чувство. Наконец, сердце начало замедлять ритм и вскоре уже работало почти нормально.



     Но человек не мог осознать, что за короткий промежуток времени его существование на этом свете было трижды подвергнуто страшному испытанию. Когда он находился без сознания и его сердце готово было просто остановиться навсегда, затем это же самое сердце чудом выдержало бешеный нечеловеческий ритм. А ещё, когда от пришедшей в голову мысли о том, что он живым оказался закопанным в могиле, попросту не сошел с ума. Что, наверное, гораздо страшнее смерти.



     Кажется, ему не совсем хватало воздуха. Было очень душно, капельки пота текли по телу, и мучила нестерпимая жажда. Но самое страшное заключалось в том, что человек не понимал, что-же с ним произошло? Как он мог оказаться в этом деревянном ящике, сколоченном из толстых досок и так похожем на гроб? И откуда взялась невыносимая тошнота и страшная разрывающая голову и тело боль…?
     Теперь уже он изо всех сил старался снова не поддаться панике, и чтобы отвлечься, стал себя ощупывать, уже вскоре обнаружив на затылке большую гематому. Шишка, величиной с куриное яйцо, по-видимому, от удара каким-то тяжелым предметом была подозрительно мягкой на ощупь, как будто появилась на затылке уже несколько дней назад. Однако теперь стало понятно, почему у него так сильно болела голова. Мужчина начал ощупывать одежду – на нём был спортивный костюм, который он надевал по утрам. 
     Затем ему пришла мысль, которая заставила быстро расстегнуть молнию на куртке. Он судорожно зашарил ладонью у себя на груди. Когда, наконец, ему в руку попал образок, на очень прочном шёлковом шнурке, человек с облегчением вздохнул:
     Всю свою сознательную жизнь он очень дорожил этой старинной Православной иконкой, с очень искусным и тонким изображением Девы Марии с младенцем Иисусом на руках. Мужчина поцеловал образок сухими, потрескавшимися от жажды губами, положил иконку себе на грудь, как смог перекрестился и снова застегнул молнию.
     В этот момент мужчина почувствовал, что ему неудобно лежать, что-то постоянно и назойливо давило в правый бок. Опустив руку, он нащупал какие-то гладкие, продолговатые, прохладные предметы, туго упакованные в полиэтиленовые пакеты. И уже вскоре понял, что это были тяжелые заполненные жидкостью пластиковые бутылки, горлышко одной из которых прорвав пакет теперь упиралось ему в бок. Он так же обнаружил, что с другой стороны рядом вдоль боковых стенок на самом деле достаточно широкого ящика лежат такие же упакованные в пластик – бутылки, их было много… Это неожиданное открытие родило в его голове только одно слово, которое он в полной тишине громко произнёс вслух.
     – Вода!!! – и многократно усилило жажду. Тут же выхватив бутылку из порванного пакета за горлышко и непослушными трясущимися пальцами отвинтив пробку, мужчина, приподняв голову и упершись головой в доски, стал судорожно и нетерпеливо пить большими жадными глотками. Ему было неудобно, но, проливая на себя воду, он пил до тех пор, пока бутылка не опустела. Устав от проделанных усилий, тяжело дыша, мужчина опустил голову и немного расслабился. Только в этот момент ощутив на губах сладковатый привкус, почему-то показавшийся ему знакомым, а ещё вода сильно пахла лекарством.
     Потом, стало происходить что-то совсем странное: страх начал незаметно улетучиваться, а боль затихать, только ещё немного саднила, напоминая о себе, гематома на затылке.
     Постепенно во всем теле появилась лёгкость, и человек с удивлением понял, что, несмотря на страшное и непонятное положение в котором так неожиданно обнаружил себя, он почему-то улыбается! Боль прошла, голова теперь работала хорошо, а его мысли в полной темноте и тишине были ясными, почти осязаемыми.
     – Он даже не знает, сколько времени провел в этом ящике… - Эта мысль заставила мужчину машинально правой рукой ощупать подбородок и щёки. Его очень удивило, что щетина на его небритом лице была минимум четырех, или даже пяти – дневной. Хотя он хорошо помнил, что последнюю неделю каждый день брился по утрам. 
     Но самое неприятное заключалось в том, что, находясь в полной темноте и тишине, невозможно было предположить, какое сейчас время суток? Мужчина правой рукой ощупал запястье на левой руке, где он последний год не снимая, носил подаренные ему часы. На месте их не оказалось, однако его это не расстроило, все равно в полной темноте невозможно разглядеть циферблат. Неизвестно, сколько он пролежал, думая о том положении, в котором так неожиданно обнаружил себя. Но постепенно у него начала появляться уверенность в том, что произошла какая-то страшная, и для него роковая ошибка.  По-видимому, его просто перепутали с другим человеком. Сначала ударили чем-то тяжелым по голове сзади, а когда он потерял сознание, накачали каким-то очень сильным наркотиком…
     Эта мысль заставила его в полной темноте внимательно исследовать руки, и на сгибе локтя правой там, где вены ближе всего и куда обычно делают внутривенные инъекции, даже через плотную ткань он действительно хорошо ощутил лёгкую колющую боль и маленькую припухлость.
     Очевидно, его, находящегося без сознания, поместили в этот ящик, где он и обнаружил себя. Значит та самая страшная боль, которую он испытал, кажется, каждой клеточкой своего тела, была ломкой от большой передозировки... Тем, что испытывают наркоманы и о чём он много читал, видел по телевизору и просто знал, как любой современный человек.
     Сейчас с тоской на сердце мужчина уже хорошо осознавал то, что боль ушла, может означать только одно: в воде, которую он только что выпил, растворен какой-то сильнодействующий наркотик. Наверное, для того чтобы находясь в этом ящике один, без движения, в полной тишине и темноте, он просто не сошел с ума. А ещё этот странный, сладковатый привкус, напоминающий глюкозу, основной поставщик энергии для человека. Её применяют в медицине для поддержания сил ослабленного болезнью организма. Таким образом, вода, без которой человек просто не может существовать, его еда и одновременно – наркотик. И если судить по количеству бутылок, находиться в ящике ему, скорее всего, придётся долго. Он просто вынужден будет пить воду из бутылок, и, может, уже навсегда стать наркоманом…
     Это открытие настолько потрясло человека, что от безысходности, бессилия и невозможности что-то изменить, или исправить мужчина громко застонал.
     Но уже в следующую секунду он почувствовал такой неожиданный и резкий рывок, что его сдвинуло внутри ящика. Несмотря на то, что он ударился о доски сзади тем местом на голове, где у него была гематома и, почувствовал резкую, сильную боль. Однако это неожиданно родило в нём вспышку надежды, и он долго громко кричал хриплым голосом, прося о помощи, пока окончательно не выбился из сил. После чего стал напряженно прислушиваться: что-то в полной темноте и тишине явно изменилось. Теперь уже, рядом, с другой стороны ящика, он слышал какой-то тихий странный скрип. А потом на самом деле начал ощущать движение, равномерная всё убыстряющаяся последовательность которого показалась ему очень знакомой – так обычно качает в вагоне поезда. Да, но тогда непонятно почему, кроме тихого поскрипывания, он совершенно не слышит стука тяжелых стальных колес на стыках рельсов? Между тем он всё сильнее стал чувствовать движение воздуха и уже вскоре сильные, упругие струйки, проходя через круглые отверстия, со свистом били ему в лицо. Человек на самом деле почувствовал запах сырого разнотравья и ещё, чего-то очень знакомого с детства и волнующего душу. – Так, ранней весной, во время дождя, может пахнуть только бескрайняя весенняя степь – улыбался он в темноте.
    Ощущая, как прохладный чистый воздух легко проходит по всему пространству и холодит колени, мужчина хорошо понял, что, скорее всего, с другой стороны ящика проделаны такие же отверстия, как и перед его лицом. Таким образом, система сквозной вентиляции кем-то продумана очень грамотно и тщательно, поскольку в ящик вместе с воздухом не проникает ни один посторонний звук. Но стало ясно главное, задохнуться от нехватки кислорода, ему не грозит.
     Приподняв голову и приблизив лицо к отверстиям, теперь мужчина, широко открыв рот, с наслаждением, жадно дышал всей грудью. И в эту секунду со струёй воздуха неожиданно ему глубоко в горло залетел какой-то крохотный посторонний предмет. Отчего он долго и мучительно, с надрывом до слёз, закашлялся пока, наконец, вместе со слюной не обнаружил во рту странный круглый лёгкий шарик величиной с булавочную головку. В полной темноте он с удивлением долго исследовал его. Шарик скрипел между зубами, сжимался, тут же принимая прежнюю форму. В этот момент человек ощутил легкие прикосновения к ресницам и провёл по лицу ладонью, где в углах глазных впадин рядом с носом обнаружил ещё несколько таких же шариков. А потом, долго ощупывая и сжимая их в темноте между пальцами, наконец, понял, что это такое…
     С этой минуты человек уже знал: ящик, в котором он лежит, находиться в закрытом грузовом вагоне, заполненном большими, лёгкими блоками белого строительного теплозвукоизоляционного материала - пенопласта. Они-то во время движения поезда и издают при трении друг о друга едва слышное характерное поскрипывание. А крохотные круглые фрагменты пенопласта, которые по весу только чуть тяжелее воздуха, через систему вентиляции и отверстия перед его лицом со струями воздуха легко попадают в ящик. Но теперь-то, уже стало понятно, почему он не слышит стука тяжелых стальных колёс на стыках рельсов. Очевидно, что ящик, в котором он находится, со всех сторон окружают не меньше полутора или даже двух метров идеальной звукоизоляции. В эту минуту с тоской на сердце он, наконец, до конца осознал, что кричать и звать на помощь бесполезно. Его всё равно никто не сможет услышать, а вместо этого лучше поберечь силы…
Постепенно мужчина стал ощущать, что какая-то непонятная странная истома начала наполнять его тело. Мысли становились вязкими и тягучими, он засыпал, и вскоре уже чувствовал, что не в силах бороться со сном. Последнее о чём он подумал, перед тем как уснуть: в воде, которой, утоляя страшную жажду, он выпил сразу два литра, кроме глюкозы и наркотиков, скорее всего, растворено ещё и какое-то сильнодействующее снотворное…
     Сколько он проспал в полной тишине и темноте, определить было невозможно, ему снились жена и дети – от этого он улыбался во сне. И поэтому проснулся с полной уверенностью в том, что лежит в собственной постели. Было очень тихо…



     Дома он всегда просыпался без будильника в одно и то же время, половине пятого утра, и ещё несколько минут лежал, мысленно обращаясь к Богу – молясь за жену детей, которых очень любил, родных, близких и друзей. И благодарил Господа за всё, что имеет, что было дорого и что очень боялся потерять. Затем, стараясь не разбудить спящую рядом жену, тихо вставал с кровати и шёл в коридор. Там он надевал спортивный костюм, кроссовки и выходил во двор дома, в котором на третьем этаже была их новая просторная четырёхкомнатная квартира.
     Из своих пятидесяти шести лет, двадцать пять он регулярно бегал по утрам в любую погоду. В час утренних семикилометровых пробежек летом, когда во время сильного дождя от его разогретого тела заметно поднимался пар. А зимой в мороз, шерстяной свитер и спортивная связанная его женой шапочка покрывались сплошным инеем, так что прохожие с удивленными и уважительными улыбками провожали его взглядами. Он испытывал особые чувства удовлетворения, радости и желания жить.
     – Пора вставать… - решил он, начав подниматься, и в этот момент так сильно ударился лбом, обо что-то очень твердое, что застонал от боли. Мужчина поднял руки, снова нащупав не струганные доски и отверстия в них. Потом непроизвольно смахнул с лица в глазных впадинах возле носа назойливо раздражавшие кожу и ресницы шарики пенопласта. И тут же вспомнил, что лежит в деревянном ящике, обнаружив себя в котором в первую минуту принял за гроб. 
     Но сейчас, ощущая только легкое движение воздуха через отверстия напротив лица, он уже хорошо знал: Поезд, в одном из грузовых закрытых вагонов которого, в глубине между лёгкими блоками строительного изоляционного материала надёжно спрятан ящик, в котором он находится, снова стоит на станции или железнодорожном переезде.
     Однако следующее что с ним случилось, привело в полное замешательство, растерянность и потрясло до глубины души. Сейчас его желудок настойчиво и остро напоминал: ему нужно немедленно справить естественную для каждого нормального человека нужду. Он был один, однако теперь уже, наконец, до конца осознав всю чудовищно-унизительную нелепость своего положения, мужчина в полной тишине и темноте застонал и заплакал от отвращения, стыда, бессилия и невозможности что-то исправить или изменить. Но кто-то неожиданно, беспощадно и жестоко вторгшийся в судьбу человека, не оставил ему выбора…

 


Поделиться:
     
Оставить комментарий:
Captcha