Одна из причин пристрастия людей к порочному – безделье. Когда б он возделывал землю, занимался торговлей, разве мог бы он вести праздную жизнь?
Абай Кунанбаев
Главная
Литературный процесс
(Адеби сын)«Я гений, Антон Сорокин…»

27.09.2016 186

(Адеби сын)«Я гений, Антон Сорокин…»

«Веря в слово, в мысль, в талант человеческого разума, я, Антон Сорокин, в последнем своём завещании ничего не могу сказать более, потому что 24 тома были моим завещанием человечеству. Исполняя мои мысли, они никогда бы не знали жадности, злобы и убийства», – писал в 1919 году «король писателей» Антон Семёнович Сорокин (1884–1928), автор около 2000 рассказов, знаменитой повести «Хохот жёлтого дьявола», ряда пьес, очерков, талантливых этюдов и зарисовок о Сибири и Казахстане. Необходимо особо отметить, что Антон Сорокин, романтик первой четверти XX столетия, своим многогранным творчеством опередил время, ему отпущенное. Находясь в постоянном поиске новых форм творческого самовыражения, он ещё тогда, в начале прошлого века, буквально внедрял такие понятия, как контракт работодателя с творческой личностью, реклама литературного произведения, всё то, что является естественным явлением в современной литературной жизни. По складу ума Антон Сорокин был не только изобретателем и рационализатором своего литературного поприща, он был «чудиком» планетарного масштаба, свято веря в миссию писателя в канун революционных преобразований, трагических и необратимых по всему пространству Российской империи. Чего стоит один только факт выпуска собственных денег, на которых значилось: «Денежные знаки шестой державы, обеспеченные полным собранием сочинений Антона Сорокина. Подделыватели караются сумасшедшим домом, а не принимающие знаки – принудительным чтением рассказов Антона Сорокина». И ведь кое-кто рассчитывался этими купюрами с извозчиками и на базаре в досточтимой столице Сибири, в Омске, при адмирале Колчаке…
Об этом и многом другом, связанном с уникальной биографией писателя, говорилось на презентации трёхтомника Антона Сорокина в Алма-Ате, в Доме-музее Мухтара Ауэзова. В выступлениях директора Института литературы и искусства им. М.О. Ауэзова, доктора филологических наук У. Калижанова, консула Республики Казахстан в г. Омске Э. Кунаева, директора Омской государственной библиотеки им. А.С. Пушкина А. Ремизова, писателей и поэтов Казахстана, представителей интеллигенции Алма-Аты подчёркивалось, что Антон Сорокин родился в Павлодаре, в семье местного миллионера Семёна Сорокина. Уроженец степи, он хорошо владел казахским языком, знал уклад казахской жизни, жил её тревогами и нуждами, что и раскрыл художественным образом в своих многочисленных рассказах, посвящённых обитателям казахской степи. Один из томиков трёхтомника карманного формата, представленных на презентации, называется «Голос степного края», состоит из тридцати рассказов казахской тематики. Необходимо отметить, что ещё в далёкие двадцатые годы прошлого столетия русский писатель Антон Сорокин за цикл казахских рассказов получил премию Байсун-Байфун от меценатов степного края, а некоторые его рассказы были переведены на казахский язык Ильясом Жансугуровым и Бейсенбаем Кенжебаевым.
И эта взаимосвязь русской и казахской литератур объединялась в творчестве Антона Сорокина, как два берега Иртыша, вечные воды которого не разъединяют, а наоборот, сближают два братских народа, в данном случае от Зайсана до Омска через Усть-Каменогорск, Семей и Павлодар.
И имена Мухтара Ауэзова, Павла Васильева, Всеволода Иванова, Николая Анова, Ильяса Есенберлина, Сакена Сейфуллина, Магжана Жумабаева, Леонида Мартынова по литературному понятию «рифмуются» с этими городами и в первую очередь с омским именем – Антон Сорокин.
Два других томика писателя «Манифест короля» и «Тридцать три скандала Колчаку» дополняют литературное наследие Антона Сорокина. Трёхтомник вышел в ТО «Дирижабль» в 2014 г. и приурочен к 130-летию со дня рождения А.С. Сорокина.
В Омске, на Лермонтовской улице, где жил Антон Сорокин, однажды состоялась встреча писателя с Верховным правителем Сибири, причём Колчак сам пришёл в дом писателя, чтобы познакомиться с литературной легендой города.
Вот как описывает эту встречу Всеволод Иванов в своём очерке «Антон Сорокин»:
«Колчак слушал Сорокина небрежно, глазами приглашал актрису встать и уйти: это была его жена. Впрочем, на допросе он отрицал это. Актриса не торопилась и вообще обращалась с грозным правителем довольно небрежно…
– Итак, с вами переписывается Горький?
– Он написал мне два письма, – ответил я.
Колчак помолчал, помешал ложечкой, а затем сказал задумчиво:
– И Горький, – и опять чуть помолчав, он добавил: – и в особенности Блок талантливы. – Затем, слегка вздохнув, он глотнул чаю и сказал: – и всё же их обоих, когда возьмём Москву, придётся повесить. – И он опять вздохнул, словно сожалея, что, вот, мол, хорошие люди, но придётся вешать, чтобы не распложать большевиков. Он опять вдохнул и добавил: – Очень, очень талантливы.
Затем, снова поцеловав руку супруге Сорокина, Колчак ушёл, ведя под руку свою даму».
А вот что мы узнаём из повести казахстанского писателя Павла Косенко «Свеча Дон Кихота», в которой наиболее полно для того периода (семидесятые годы прошлого столетия) раскрыта биография Антона Сорокина:
«Не очень ровные, но, в общем, дружеские отношения устанавливаются у Антона Семёновича с «отцом российского футуризма» Давидом Бурлюком, засевшим в Омске по пути из Москвы в Нью-Йорк (как известно, поселившись в Америке, Бурлюк не порвал связей со своими товарищами в Советской стране, печатался в советских изданиях, помогал Маяковскому организовать его выступления в США в 1925 году). Они устраивали совместные вечера и выставки (Сорокин в это время много занимался живописью). Бурлюк вручил Антону Семёновичу такой документ:
«От Всероссийской федерации футуристов. Национальному великому писателю и художнику Сибири Антону Сорокину. Извещение.
Я, Давид Бурлюк, отец русского футуризма, властью, данной мне великими вождями нового искусства, присоединяю вас, Антон Сорокин, к ВФФ. Приказываю отныне именоваться в титулах своих великим художником, а не только писателем, и извещаем, что отныне ваше имя вписано и будет упоминаться в обращениях наших к народу: Давид Бурлюк, Василий Каменский, Владимир Маяковский, Велемир Хлебников, Игорь Северянин и Антон Сорокин.
Подписал действительный член, учредитель о-ва «Бубновый валет», член президиума московских художественных организаций Давид Давидович Бурлюк, скрепил Сергей Спасский».
Произведения Антона Сорокина – это уникальный памятник трёх культурных эпох: эпохи «модерна», революции и Гражданской войны и, наконец, советских двадцатых годов. И стороны его творчества удивительным образом предвосхищают возникшие много позже направления авангардистского искусства XX века: мэйл-арт, рэди-мэйд, искусство перформанса.
«Вам, сибирякам, следовало бы собрать всё, что написано об Антоне Сорокине, и собрание этих очерков издать. После того, как будет издана эта книга, можно приняться за издание работ самого Сорокина», – писал Максим Горький сибирскому литератору М. Никитину.
Что в принципе и происходит усилиями меценатов литературных кругов Омска, Павлодара и Тобольска. Именно благодаря им вышел в свет трёхтомник избранных произведений писателя, а Общественный благотворительный фонд «Возрождение Тобольска» в 2012 году издал прекрасно оформленный фолиант «А.С. Сорокин. Сочинения. Воспоминания. Письма».
Бахытжан КАНАПЬЯНОВ,

Подписывайтесь на наш Telegram-канал. Будьте вместе с нами!


Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал Adebiportal.kz обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». Adebiportal@gmail.com 8(7172) 79 82 12 (ішкі – 112)

Мнение автора статьи не выражает мнение редакции.


(0)
Оставить комментарий:
Captcha

Самые читаемые