Одна из причин пристрастия людей к порочному – безделье. Когда б он возделывал землю, занимался торговлей, разве мог бы он вести праздную жизнь?
Абай Кунанбаев

Главная
Литературный процесс
Мнение пятерых: Культура чтения книги

15.08.2017 3246

Мнение пятерых: Культура чтения книги

Шекспир говорил: «Книга дороже мне престола». Какое место занимает книга в сегодняшнем обществе? Все мы хорошо знаем, что все знания скрываются внутри книг, но сами, возможно, открываем ее не каждый день. Говорим, что причина в нехватке времени или в суете. Но, сегодня решили узнать мнение политологов, журналистов о роли книги в их жизни и в целом человека.

  • Как Вы выбираете книгу для чтения?

Амиржан Косанов: Есть различные способы. Иногда выбираешь по совету других, либо получаешь информацию в изданиях, в интернете. Иногда просто случайно находишь. Стараюсь покупать книги, которые выпускались в Казахстане (кроме книг специальных отраслей, мемуаристки и пропагандируемых). Это – моя привычка. На сегодняшний день пока все зарубежные книги приходят через Москву. Иногда спрашиваю у продавцов, какие книги самые читаемые на сегодня, но не считая детектива и женских романов. Также есть и авторы, которых сам специально ищу. И молодых писателей тоже стараюсь читать всех. Мне кажется, что мы еще неправильно пропагандируем их. Вот так выбираю книгу. Но иногда кажется, что не я выбираю книгу, а они меня.

Бейсен Куранбек: По возрасту вкус при выборе книг меняется. В школьных годах интересовался приключенческими книгами, детективами, фантастиками. Наверное, у каждого школьника были такие любимые писатели, как Бердибек Сокпакбаев, Жунис Сахиев, Эдгар По, Жюль Верн, Роберет Стивенсон, Николай Носов. Уже в юношеском возрасте много читал книги о спорте и восточных поединках. По возрасту же начал читать психологию, астрологию, политику, экономику, даже был интерес к эзотерической литературе. А сейчас ищу идею. Стараюсь читать книги, которые приносят больше пользу миру и обществе, заставляющая задумываться и дарить душевное спокойствие.

Есей Женисулы: Сам не доволен с проблемой чтения книг. Мы читали слишком непоследовательно. В детстве ограничивались советской и казахской литературой. Читали произведение только по программе традиционной литературы. Я это заметил только тогда, когда поступил в КазГУ. Выяснилось, что я практически ничего не знал. После этого, я начал читать любые книги, которые попадались мне в руки. Будь то это русская литература, или французская, то турецкая, либо американская. Думаю, если читали бы последовательно, по годам, по направлению, не были бы малограмотными. Знаете, что покупать квартиру, дом для казахов – большая проблема. Поэтому, все книги лежали в съемном доме или у сестры в коробках. Позже, у меня появились любимые писатели. Сейчас читаю книгу, если это мне нужно. Современных книг читаю на телефоне или стараюсь купить ее, несмотря на цену. Недавно получил новую квартиру и заказал книжный шкаф. Уверен, что все собранные мною книги заполнят одну целую стену.

Асия Багдаулеткызы: В школьных годах читала классику. В студенческих годах заинтересовалась современными авторами как: Коэльо, Мураками, Вебер. Смотрю, еще много книг которых нужно прочитать. Однажды спросила у Амирхана Балкыбека: «Какую книгу мне прочитать?", он ответил: «Нужная книга сама тебя найдет». Кажется, это правда. В последнее время остановилась на американской и английской литературе: Курт Воннегут, Харпер Ли, Джордж Оруэлл... потому что, язык очень легкий и не трудно, тем, кто изучает английский язык. Содержания данных книг подходят моему настроению тоже.

Санжар Керимбай: Мне больше сорока лет. Человека моего возраста интересуют больше экзистенциалистические проблемы. Беспокоит такие вопросы, правильно ли прошла моя жизнь, что такое авторитетная смерть, что нужно делать, чтобы жизнь проходила со смыслом. Если говорить языком Карла Густава Юнга, я перешел в «профессиональную жизнь». Этот термин используется, если человек переходит в самую ответственную часть своей жизни. В это период у него появляется три вопроса. "Почему я старею?", "Что у меня со здоровьем?", "Почему я готовлюсь к смерти?". Стараюсь читать книги, которые отвечают и обсуждают эти вопросы. Сейчас читаю академические труды, а не художественную литературу.

  • Были ли моменты, когда сюжет книги и герои внесли изменения в вашу жизнь?

Амиржан Косанов: Такие случаи были в детстве. Например, мне нравился герой Марка Твена - Гекльберри Фин. Он был хулиганистым, чем Том Сойер. Я участвовал в школе сценке пьесы про Гани Муратбаева. Играл роль Гани. В той пьесе он помогал сиротам поступить на учебу. Со временем человек понимает, что жизнь твоя и главный герой своей книги ты сам. Хотелось бы добавить, я хотел бы быть похож не на героев, а на авторов. Наверное, поэтому я и сам начал писать...

Бейсен Куранбек: Я думаю, что герой Абай в "Путь Абая" является жизненным образцом для казахского мальчика, для душевного развития, укрепления политического и общественного мнения, узнать истинного казаха и отличать белое от черного. Век Абая, школа Абая изменил Алашоведов, а последующий мир Абая, который открыл Ауезов, кажется, изменил нас всех.

Есей Женисулы: Существуют довольно много книг и героев, которые я люблю. В протяжении 5-6 лет я всегда сначала читаю книгу и только после этого смотрю фильмы по тем сюжетам. Раньше искал диски в "Меломане", сейчас все есть в интернете. Сравниваю книгу с сюжетами фильмов. Во-первых, анализирую насколько понятно прочитал книгу, во-вторых, смотрю на заключение режиссера, и радуюсь, что он мог найти те стороны, которые я не заметил.

Асия Багдаулеткызы: Не могу сказать, что именно одна книга изменила мою жизнь. Я думаю, что книги, которые мы читаем, формируют нашу жизнь и судьбу.

Санжар Керимбай: Не скажу, что герои книг полностью изменили мою жизнь. Но помогли найти душевное направление. Например, можно сказать повлияло "Мартин Иден" Джек Лондона и "Оплот" Теодора Драйзера судьба Салон Бранса.

  • Может ли традиционная казахская литература удовлетворить спрос сегодняшнего читателя?

Амиржан Косанов: Это очень трудный вопрос. Мне кажется, нужно сначала выяснить, что такое традиционная литература. Считается ли это произведением, которое внесено в школьную хрестоматию? Такого рода произведения – плоды "социалистического реализма", которые вчера господствовали в Советской эпохе. Наверное, с этой стороны нужно их заново рассматривать. Да, раньше тиражи журналов "Жулдыз", "Жалын" выпускались по сто тысячами. Сейчас все по-другому. Тираж литературной книги выпускается не больше 2 тыс. Изменилась эпоха, изменился и читатель. Но не соглашусь, что молодежь совсем не читает книгу. Читает! Сейчас авторы и издательство должны найти путь к читателям по требованию времени, как в сфере маркетинга и мониторинга. Есть и общество, формирующий вкус читателя. И этот этап пройдем.

Бейсен Құранбек: Я не литературовед, я просто журналист и читатель. О миссии и направлениях литературы лучше спросить литературоведов. Как читатель хочу сказать, что традиционная литература, устное народное творчество и народный жанр, вчерашние классики – они все наша основа в знании литературы. Мы ведь услышали мечту, победу и цель нашего народа через традиционную литературу.

Есей Женисулы: Мне кажется, ища новое направление в литературе, мы забываем традиционное. Кажется, забывается произведение Беимбета, Сайна в современном мире все быстро и резко. Но смотрю я на произведения Гийома Мюссо, Ахерна, Хосейни и вижу, что в них мало изложений, много событий, но их все-таки читают. Потому что, ни один из них не отошел из традиции. Да, мистику, модерн, постмодерн нужно читать, но нельзя отделяться от традиционной литературы. Миссия литературы – это приспособление читателя. Читатель сам приспосабливается к лучшему произведению. Если это хорошее произведение, его все равно прочитают. Пусть это будет новое или старое, все равно его не забудут. Слышал в одном деревне, как-то в старой библиотеке выбросили ценные книги в мусор. Сейчас общество делится на два типа: одних никак не заставишь прочитать книгу. Вторая часть – это те, которые никогда не теряют увлечение к книге. Это малая часть будет держать баланс в нашем обществе. Такова закономерность.

Асия Багдаулеткызы: Кто они – сегодняшние читатели? Казахскому читателю среднего возраста ничего не нужно кроме традиционной литературы. Он думает по-казахски, формирует свой мир, свой разум. Ясно, что есть читатели, удовлетворенные спросом казахской традиционной литературы (это может быть учитель сельской школы, либо пенсионер). Но молодежь которые любят читать книги не ограничивается на казахской литературе. Мы – народ, который несколько раз потеряли себя. И этом боимся потерять себя. Значение "Душой казах" я понимаю в том, что человек читал казахскую литературу. Не соглашусь с мнением, что нужно уничтожить традицию. У нас не только форма устаревшая, но и идеи. Книга состоит не только из слов, но и мыслей. Нам не хватает новаторства. Читая современное произведение, увидишь только рассказы из газет-журналов. Нет глубокого анализа который сформирует новейшие традиции и изменения в казахской жизни и обществе. Не анализируются глобальные изменения со взглядом казаха. Наши дети, наше поколение будут жить в совсем другом мире, у нас нет подготовки к этому обществу.

Санжар Керимбай: Я думаю, что они удовлетворили спрос народа в своем времени. М.Ауезов через "Путь Абая", также такие писатели, как С.Муканов, Г.Мусирепов, Г.Мустафин через свои известные произведения выполнили свою миссию. Наши дяди и тети, жили в 60-70 гг., но нашли свое место в этой жизни, стали профессионалами своего дела. Современная молодежь не читает их, так как им скучно. Мне кажется, литература должна удовлетворить экзистенциалистический спрос каждого человека. Если современные авторы напишут о закрытии темы СССР – литературу, все начнут читать заново. Потому что, человек – на то и человек. Читатель ищет ответы на вопросы: "В чем смысл жизни?", "Есть ли у меня выбор?", "От кого зависит моя судьба?", "Есть ли вечная жизнь?". Поэтому сейчас хорошо читают Ырысбека Дабея. Он заново предложил в небольшом формате феномены, которые начали забываться.

  • Есть ли у вас личные принципы, когда читаете книгу?

Амиржан Косанов: В молодости читал любые книги. Раньше был "Справочник для поступающих в высшее учебное заведение". Там был обязательный список для абитуриентов. В списке были лучшие казахские и зарубежные произведения. Я прочитал множество произведений из этого списка. Тот список мне очень помог. Не знаю почему, я читал, подчеркивая слова. Кстати, у меня есть привычка перед сном читать книгу. Иногда читаю одну книгу за другой.

Бейсен Куранбек: Нельзя читать книгу в спешке, ради галочки. Книгу нужно читать с подготовкой. Думаю, нужно искать информацию об авторе, о его жизни.

Есей Женисулы: Читаю без порядка. Одну книгу дома, вторую в машине, еще одну могу читать на работе. Никак не могу исправить эту привычку. Вы не подумайте, что я смогу закончить одну книгу в один день. Нет, читаю очень медленно. Сейчас читаю очень редко. В свободное время стараюсь читать книгу. Но портится зрение. Хочу сказать, нужно сформировать традицию чтения книг. Есть огромная опасность стать половинчатым.

Асия Багдаулеткызы: Я никогда не сложу книгу, и не пишу на книге. Но использую стикеры. Клею стикер, где понравилось. На хорошие цитаты - фиолетовый, на хорошие идеи - зеленый, на новые слова - желтый. Иногда переписываю цитаты. Потом смешиваю жанры. Кажется, становится модно переходить из художественной литературы на учебники, познавательный или прикладную литературу.

Санжар Керимбай: Нет никакого принципа. Если найду нужную книгу, постараюсь прочитать. Вот и все.

  • Занимаются ли маркетингом на рынке книг полиграфисты и авторы?

Амиржан Косанов: Конечно, у каждого полиграфиста и автора вгляд по- разному. Мне кажется, их испортил государственный патернализм. У них сложилось такое мнение, когда выпустил книгу, государство должно это распространить. Конечно, у государства есть своя роль в распространении книг. У них есть обязанность в поддержке публикации молодых писателей, детской литературы. Но у нас нет такого понятия, как выпустить произведение и распространить его ради прибыли. Есть, но их мало.

Бейсен Куранбек: У нас не развит рынок книг. Издательства работают не с авторами, а с государственным заказом. В западе автору гонорар дает только издательство. Чтобы выпустить книгу, покупают на большую сумму. Если у автора есть читатели, только тогда он может стать известным. А у нас наоборот. Хвалят через статью в газете, становится известным через телеканалы, есть традиция, что только их должны читать.

Есей Женисулы: Сейчас мы часто это требуем от авторов. Говорим: "Твоя продукция, ты и продавай". Правильно. Но у человека не всегда бывает склонность к торговле. К примеру, я не умею продавать. Иногда пишешь что-то нужное для души. Но не могу найти свое имя в списке известных. А издатели только начали привыкать. Но когда есть тендер, они даже близко не могут подходить. Они не могут заранее договориться с автором. За готовое произведение они дают на гонорар 50 книг автору. Остальные 1800 штук раздают библиотекам. Можешь даже по заказу не писать государству. Даже могут выпустить с красивыми дизайнами сборник статьей, мемуары, семейные воспоминания. Не знаю, когда закончится этот процесс. Хочу, чтобы это побыстрее закончилось...

Асия Даулеткызы: Маркетинг — это основная проблема в рынке книг в Казахстане. Нет изданий и продажи, так как нет маркетинга. Издательства работают ради государственного заказа, основная часть это – учебники. Выпущенные книги в основном продаются в Алматы, остальная часть отправляется в другие города. А в селе совсем нет продажи книг. Если зайдете в книжный магазин Алматы и Астаны, то увидите, что 90% продукции приходят из России. Мы отдали свой рынок российским издательствам и русской литературе. До сих пор нет казахского детектива, казахского сентиментального романа, городской прозы. Издатели должны искать, рекламировать, заказывать, исследовать спрос читателей. Но вместе с тем, уровень просмотров казахских сериалов и казахских песен намного выше. Но почему казахские книги нечитабельны? Не верю, что нет спроса и нет современных писателей. Когда появятся издатели, которые будут работать по мировому маркетингу и торговли, тогда и будет развиваться наша литература.

Санжар Керимбай: Недавно был в книжном магазине "Меломан" и посмотрел отечественные книги. Заметил, что российские книги отвечают на спрос маркетинга. Простой к этому пример, книги небольшие, как размер планшета 15x20 или 15x25 см. Очень удобные читать в машине, положить в карман или в небольшую сумку. Не занимает много мест. А обложка казахских книг сделано как всегда из твердого картона, если ее положить в пакет, он может даже порвать его. Не поместится в маленькую сумку, не удобно держать в руках и вес тяжелый. Расходов бывают в большом размере, если книги отправлять в далекие регионы. Я думаю, нужно начать маркетинг с качества книг. А насчет рекламирования книг много чего можно сделать. Во время СССР писатели были зависимы от СМИ. Они упрашивали редакторов, написать об их произведениях. Сейчас есть социальные сети. Теперь ты сам можешь опубликовать в личной страничке Фейсбука, телеканалов, на радио, в газет-журналах. Но есть свои недостатки. Писатель, который продал свою книги через рекламу, не может заново войти в этот рынок. Потому что, в социальной сети нет цензуры. Читатель может открыто критиковать плохое произведение. Если содержимое произведение появится в социальной сети, читатель сам сделает рекламу и без тебя.

Айгерим Наурызбай


Подписывайтесь на наш Telegram-канал. Будьте вместе с нами!


Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал Adebiportal.kz обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». adebiportal@gmail.com 8(7172) 57 60 13 (вн - 1060)

Мнение автора статьи не выражает мнение редакции.