Одна из причин пристрастия людей к порочному – безделье. Когда б он возделывал землю, занимался торговлей, разве мог бы он вести праздную жизнь?
Абай Кунанбаев

Главная
Литературный процесс
Лейтенантская проза 60-70-х годов

10.05.2019 339

Лейтенантская проза 60-70-х годов

Тема ВОВ занимает в русской прозе второй половины XX века одно из центральных мест, так как эта трагедия оставила кровавый след в душах миллионов людей и в то же время продемонстрировала силу народного сопротивления фашистскому порабощению. В годы войны тема трактовалась преимущественно в героико-романтическом ключе, с достаточно ощутимым публицистическим зарядом. Существовали целые зоны умолчания по цензурным причинам. В послевоенный период, с одной стороны, нарастает мифологизация военных событий (Бубённов, «Буря» Эренбурга), с другой же стороны, возникает тенденция так называемого беспафосного изображения ВОВ, которая берёт начало с романа «В окопах Сталинграда» Виктора Некрасова.

В годы оттепели многие цензурные запреты оказываются снятыми, и рамки правдивого изображения войны заметно расширяются. Как произведение знаковое была воспринята «Судьба человека». Стоит обратить внимание, что ранее на первом плане было изображение героического, а на втором – трагического. У Шолохова эти категории как бы поменялись местами. В этот период возникает и такое явление, как «шестидесятническая военная проза». Проза о войне и военная проза – не одно и то же. Проза о войне может быть и фальсифицированной, и идеологизированной. В шестидесятнической военной прозе правдивое изображение противоборства воюющих сторон неотделимо от критики сталинизма, критики его военной доктрины и порождённых им порядков, множивших кровь и жертвы.

Правдиво изображая войну советского народа с фашизмом, писатели значительное внимание уделяют конфликтам в среде самих защитников отечества, конфликтам, порождённым теорией и практикой тоталитаризма. Подвергается критике сталинизм и его военная доктрина, раскрывается присущая ей бесчеловечность, ибо именно эта доктрина и её практика множили жертвы. Все создатели военной прозы сами являлись участниками ВОВ и в основу произведений, как правило, брали свой собственный опыт. Наконец появилась возможность рассказать, что они видели. Важнейшая особенность военной прозы оттепели и послеоттепельного времени – её обильная насыщенность стрессовыми ситуациями, когда человек находится на грани жизни и смерти, когда его нравственная и социально-политическая сущность выявляется в полной мере. Пристальное внимание представителей военной прозы привлекает тема преступного приказа – приказа, который заведомо невозможно выполнить, следуя которому, приходится оставлять на поле боя значительные жертвы. (Некоторые командиры трактовали приказ Сталина «Ни шагу назад» буквалистски, и в полках оставались десятки, а в ротах – единицы.).

Не ограничиваясь изображениями героизма, авторы военной прозы повествуют и о проявлениях шкурничества и карьеризма на войне. Таковы повести Бакланова «Пядь земли», «Мёртвые сраму не имут», Бондарева «Последние залпы», «Батареи просят огня», Воробьёва «Убиты под Москвой» и другие. Названные и родственные им по духу книги не только обращены к прошлому. Воссоздавая стрессовые ситуации военного времени, авторы стремились показать, чем оборачиваются компромиссы с совестью, беспринципность, безудержный эгоизм и карьеризм, трусость, подлость. Цена всего этого – человеческие жертвы. Представители военной прозы напоминали современникам об истинно нравственном и безнравственном, о добре и зле.

В 1970-е годы намечается тенденция к сопряжению материала войны и современности в одном произведении. По этому пути, например, последовательно шёл Юрий Бондарев. Действие произведения происходит в 1942 году. Идут жестокие бои под Сталинградом. В этот переломный момент решается дальнейший ход всей войны. На фоне глобального исторического события показаны судьбы отдельных людей, причудливое переплетение воинской доблести, трусости, любви и духовного взросления героев. Автор неоднократно подчеркивает молодость бойцов, их безусые лица, пушок на лице, никогда не знавшем бритвы, ведь армия генерала Бессонова была сформирована из солдат, впервые идущих в бой. Молодости свойственны беспечность, мечты о подвиге и славе. Сын генерала Бессонова, окончив пехотное училище, был назначен в действующую армию. "Сияя малиновыми кубиками, щегольски скрипя командирским ремнём, портупеей, весь праздничный, счастливый, парадный, но, казалось, несколько игрушечный", он с восторгом говорил: "А теперь, слава богу, на фронт, дадут роту или взвод - всем выпускникам дают, - и начнется настоящая жизнь". Но в эти мечты о славе и подвигах вторгается суровая действительность.

Армия, в которой служил Виктор Бессонов, была окружена, он попал в плен. Атмосфера всеобщего недоверия к пленным, характерная для того времени, ясно говорит о будущем сыне Бессонова. Юноша погибнет либо в плену, либо в советском лагере. Не менее трагична судьба юного солдата Сергуненкова. Он вынужден выполнять бессмысленный невыполнимый приказ своего командира Дроздовского - уничтожить вражескую самоходку и идти при этом на верную смерть. "Товарищ лейтенант, вас очень прошу, - прошептал он одними губами, - ежели со мной что... мамаше сообщите: без вести, мол, я... У ней более никого..." Сергуненков был убит. Испытывал искренние патриотические чувства и лейтенант Давлатян, вместе с Кузнецовым сразу из училища отправленный на фронт. Он признавался другу: "Я так мечтал попасть на передовую, я так хотел подбить хоть один танк!" Но был ранен в первые минуты боя. Немецкий танк полностью раздавил его взвод. "Бессмысленно, бессмысленно всё со мной. Почему мне не везёт? Почему я невезучий?" - плакал наивный мальчик. Он сожалел, что не видел настоящего боя. Кузнецов, целый день сдерживавший танки, смертельно уставший, поседевший за удни сутки, говорит ему: "Я завидую тебе, Гога". За день войны Кузнецов стал старше на двадцать лет. Он видел смерть Касымова, Сергуненкова, помнил сжавшуюся калачиком на снегу Зою. Этот бой объединил всех: солдат, командиров, генералов. Все они стали близки между собой по духу. Угроза смерти и общее дело стерли границы между чинами. После боя Кузнецов устало и спокойно делал доклад генералу. "Голос его по-уставному ещё силился набрать бесстрастную и ровную крепость; в тоне, во взгляде сумрачная, немальчишеская серьёзность, без тени робости перед генералом".*** Война ужасна, она диктует свои жестокие законы, ломает судьбы людей, но не всех. Человек, попадая в экстремальные ситуации, проявляет себя неожиданно, полностью раскрывается, как личность. Война - проверка характера. Причем могут проявиться как хорошие, так и плохие черты, которые в обычной жизни незаметны.

Два главных героя романа, Дроздовский и Кузнецов, проходили такую проверку в бою. Кузнецов не смог послать товарища под пули, сам оставаясь в это время в укрытии, а разделил участь бойца Уханова, отправившись вместе с ним на выполнение задания.

Дроздовский же, попав в недобрую ситуацию, не смог переступить через своё "я". Он искренне мечтал отличиться в бою, совершить геройский поступок, но в решительный момент струсил, послав солдата на смерть, - имел право приказывать. И любые оправдания перед товарищами были бессысленны.

Наряду с правдивым показом фронтовых будней главным в романе Ю.Бондарева является также изображение духовного мира людей, тех тонких и сложных отношений, которые складываются во фронтовой обстановке. Жизнь сильнее войны, герои молоды, хотят любить и быть любимыми.

Дроздовский и Кузнецов полюбили одну и ту же девушку - санинструктора Зою. Но в любви Дроздовского больше эгоизма, чем истинного чувства. И это проявилось в эпизоде, когда он приказывает Зое в составе группы бойцов отправиться на поиски обмороженных разведчиков. Зоя смертельно ранена, но Дроздовский в этот момент думает не о ней, а о своей жизни. Кузнецов же во время обстрела батареи закрывает её своим телом. Он никогда не простит Дроздовскому её бессмысленной смерти.

Правдиво изображая войну, писатель показывает, насколько она враждебна жизни, любви, человеческому существованию, особенно юности. Он хочет, чтобы мы все, живущие в мирное время, ощутили сильнее, как много мужества и духовной стойкости потребовала от человека та война.

На рубеже 50-х–60-х годов XX века образовалось целое художественное течение, которое стали называть «лейтенантской прозой». Одна за другой вышли повести Юрия Бондарева «Батальоны просят огня», «Последние залпы», Григория Бакланова «Южнее главного удара» и «Пядь земли», Василя Быкова «Журавлиный крик», «Третья ракета», Константина Воробьева «Крик», «Убиты под Москвой» и др.

Эти произведения вызвали большой резонанс, споры: и резкое неприятие, и восторженное одобрение.

«Лейтенантская проза» продолжала традиции романа Виктора Некрасова «В окопах Сталинграда». Писатели фронтового поколения так определили роль этого произведения в их творческой судьбе: «Все мы вышли из некрасовских окопов».

Они писали о том, что выстрадали сами. Любимый жанр этих авторов – повесть, часто написанная от первого лица, пропитанная воспоминаниями фронтовой юности.

Григорий Яковлевич Бакланов (1923 – 2009) – один из тех, с кого начинается «лейтенантская» проза. Офицер-фронтовик, он создал произведения, занявшие видное место в русской литературе второй половины XX столетия.

Григорий Бакланов (Фридман) родился в Воронеже 11 сентября 1923 года. Там же прошли его детские и юношеские годы. Мальчик рано потерял родителей и вместе со старшим братом воспитывался в семье дяди. В 1940 году Григорий Бакланов поступил в авиационный техникум. В 1941 году началась Великая Отечественная война. Чтобы попасть на фронт, юноше пришлось экстерном сдавать выпускные экзамены. Уйдя в армию добровольцем осенью 1941 года, он стал самым молодым солдатом в полку. Вскоре с Северо-Западного фронта его направили в артиллерийское училище, оттуда он вернулся уже офицером.

Из воспоминаний Бакланова: «В октябре 1943 года, когда мы брали Запорожье, меня тяжело ранило, шесть месяцев в госпиталях, несколько операций, в итоге признан ограниченно-годным, инвалидом третьей группы, но в свой полк, в свой взвод я вернулся». Потом были тяжелейшие бои в Молдавии, Румынии, Венгрии и Австрии.

Бакланов знает передний край войны самым основательным образом: товарищей хоронил, был ранен и контужен, недоедал, недосыпал, мерз, тащил по непролазной весенней и осенней грязи пушки на руках, а сколько перекопал в жару и мороз твердой, как камень, земли, сколько прошагал, прополз, сколько водных преград форсировал.

Все пережитое в Великую Отечественную Г. Бакланов отразил позднее в своих произведениях. Известность принесла ему книга «Пядь земли» (1957), написанная от лица лейтенанта, защищавшего плацдарм на берегу Днепра. Не меньшим успехом пользовались повесть «Мертвые сраму не имут» (1961), роман «Июль 41 года» о страшных днях начала войны.

Ну и конечно, повесть «Навеки – девятнадцатилетние» (1979). Из воспоминаний писателя: «Навеки – девятнадцатилетние» я писал, когда мне уже было за пятьдесят. И герой этой повести…нынче годится мне уже не в сыновья даже, а почти во внуки. Я думаю об этих юношах – святых, честных самоотверженно исполнивших свой долг, - с отеческим чувством думаю о них, мне больно, что так рано оборвались их жизни… не по возрасту тяжкая и страшная ответственность легла на их плечи».

Повесть «Навеки – девятнадцатилетние» - это рассказ о молодых лейтенантах на войне. Им приходилось отвечать и за себя, и за других без каких-либо скидок на возраст. Попавшие на фронт со школьной скамьи, они, как сказал однажды Александр Твардовский, «выше лейтенантов не поднимались и дальше командиров полка не ходили» и «видели пот и кровь войны на своей гимнастерке». Ведь это они, девятнадцатилетние взводные, первыми поднимались в атаку, воодушевляя солдат, подменяли убитых пулеметчиков, организовывали круговую оборону.

Сюжет повести включает в себя год жизни героя – девятнадцатилетнего лейтенанта Третьякова. Мужества лейтенанту не занимать. Выполняя приказ командира батареи, Третьяков ночью вел орудия к фронту и неожиданно натолкнулся на преграду – не нанесенный на карту мост, очень шаткий, ненадежный, который «плечом спихнешь». Мост был перекинут то ли над оврагом, то ли через пересохшее русло, и трактористы, тащившие пушки, заколебались. Третьяков отлично видит нерешительность их и, чтобы переломить молчаливое сопротивление, решается на смелый поступок.

Владимир Третьяков, как показывает писатель, четко уяснил для себя одно: «Сейчас война идет, война с фашистами, и нужно воевать. Это единственное, что ни на кого не переложишь». И «если он воюет честно и на фронт пошел сам, когда их год еще не призывали, если он все прошел как положено», - читаем в другом месте, - так ведь это и есть на деле доказанная причастность героя Г. Бакланова к той ответственности, что легла тяжким бременем на плечи его поколения, всех, кого взяла война.

Еще на передовой, будучи свидетелем гибели лучших бойцов, размышлял лейтенант Третьяков о справедливости истории: «Неужели только великие люди не исчезают вовсе? А от обычных, от таких, как они все, что сидят сейчас в этом лесу…неужели от них от всех ничего не останется?..» Подобные раздумья навещают все чаще героя и в госпитале, когда он остается наедине с собой. И главная мысль, к которой герой приходит — об ответственности каждого за ход истории.

Говоря о своей повести, Г. Бакланов отмечал два обстоятельства: «В тех, кто пишет о войне, живет эта необходимость – рассказать все, пока жив. И только правду». А второе: «Теперь, на отдалении лет, возникает несколько иной, более обобщенный взгляд на событие».

Схожие биографии у многих наших писателей–фронтовиков, особенно у того поколения, которое со школьной скамьи шагнуло в окопы. Есть, однако, у этого писателя черта, на которую хотелось бы обратить внимание.

Владимир Осипович Богомолов (1924 – 2003) родился в 1924 году в подмосковной деревне Кирилловке. Когда началась война, он, приписав себе два года, в пятнадцать лет пошел воевать, стал воспитанником полка, а в октябре сорок первого года уже побывал в боях. Летом сорок третьего года получил первое офицерское звание. С армией Богомолов прошел Украину, Белоруссию, Польшу, Германию. Войну закончил, командуя ротой. Потом была служба на Чукотке.

Трижды был контужен, тяжело ранен. Осколки в основании черепа остались до конца жизни. Имеет шесть боевых наград.

Владимир Богомолов - человек, проживший жизнь отдельно от своей славы.

Загадочная личность, до конца не разгаданная. Не фотографировался — не терпел. Единственный фронтовой снимок — репродукция с групповой фотографии: шесть офицеров по какому-то поводу решили сняться.

Ну, на войне кто пахал, тому было не до позирования. Но и потом, всю жизнь, не подпускал фотографов. Если снимали вдруг за большим общим столом, он закрывал лицо руками. За всю жизнь никого не впустил к себе в рабочий кабинет.

Его яркая и необычная военная проза поражала своей психологической достоверностью и документальностью обстоятельств.

«Момент истины» или «В августе сорок четвертого» стал одной из лучших книг о войне, и уж точно лучшей прозой о советских спецслужбах.

Книга удивительно щедро показывает малоизвестные страницы истории великой войны.

В. Богомолов в мельчайших деталях воссоздает сложнейший воинский механизм, сотни служб и тысячи людей которого приведены в действие, чтобы обеспечить сохранение особо важной военной тайны. Тройка «чистильщиков» — капитан Алехин, старший лейтенант Таманцев и лейтенант Блинов получает задание обнаружить и обезвредить шпионскую группу, действующую в тылу и передающую противнику важные агентурные сведения. «Чистильщики» — это контрразведчики, специально тренированные, чтобы долгими сутками, в любую непогоду вести наблюдения; не растеряться ни на единую секунду, которая решает вопрос жизни или смерти; суметь за каких-нибудь десять минут поймать на мельчайших неточностях и разоблачить матерого противника. Знаменитый роман очень интересно написан, он говорит разными голосами, время в нем убыстряется, раскручивается, а под конец летит камнем.

Из четырехсот страниц четверть — рассказ о том, что проходит за полчаса на лесной поляне. Каждый шаг, каждое усилие группы Алехина воспроизведены писателем тщательно и конкретно. Роман открывает нам жизнь августа сорок четвертого.

Недюжинными духовными качествами должен обладать человек, вступивший в ожесточенную схватку с врагом. Этими качествами в полной мере обладают герои романа. Примечательно, что лишь некоторые из них специально готовили себя к деятельности контрразведчиков: старый чекист генерал Егоров да, может быть, старший лейтенант Таманцев, бывший пограничник. Остальные – люди самых мирных профессий. Подполковник Поляков — журналист. Капитан Алехин — агроном-селекционер. Девятнадцатилетний лейтенант Блинов — тот и вовсе попал на фронт со школьной скамьи, да и в группе Алехина он недавно. Но война, солдатский долг, беззаветная преданность Родине и, конечно, высокое умение их командиров, сделали их способными решать любые задачи своей профессии. Каждый из участников события переживает в финале романа свой «момент истины». Переживаем его и мы, читатели. Роман этот не только о прошлом. Он во многом перекликается с нашим временем, помогает понять судьбу человека в нашем сложном, огромном, меняющемся мире. В 2003 году ЮНЕСКО назвала роман Богомолова «Момент истины» шедевром мировой литературы XX века и отметила автора грамотой «За выдающийся вклад в развитие мировой литературы». Российская Академия наук вручила Владимиру Осиповичу медаль. От иных званий, наград, литературных премий писатель отказался.

Были у человека свои принципы, от которых он не отступал ни на йоту в течение всей жизни.

«Хранить вечно» — существует такой гриф на документах особого рода. После книги «В августе сорок четвертого», можно сказать, что память о людях, во имя которых написан роман, не изгладится, не померкнет.

«Война, - признавался Ю. Бондарев, - была жестокой и грубой школой, мы сидели не за партами, не в аудиториях, а в мерзлых окопах, и перед нами были не конспекты, а батарейные снаряды».

Слова эти Бондарев напишет через четверть века после окончания войны. Напишет о своем поколении и о самом себе. Но их с полным правом можно отнести и к героям его произведений, ибо их биография – это, в значительной степени, биография самого Юрия Бондарева.

Юрий Васильевич Бондарев родился 15 марта 1924 года в уральском городе Орске в семье служащего. Позднее семья переехала в Москву. Мальчик учился в школе, и ничего сколько-нибудь значительного в этот период в его жизни не происходило. Окончание школы пришлось как раз на тот год и месяц, когда началась Великая Отечественная война.

День 22 июня круто изменил судьбу юноши. По огненным дорогам недавний школьник, а теперь солдат, сержант, офицер прошагал от берегов Волги до Чехословакии. Дважды был ранен. В 1945 году вместе со всей страной праздновал Победу. Вот и вся довоенная и военная биография писателя. Биография, которую, по словам одного бондаревского героя, можно «уложить в одну строчку». Война стала для Бондарева суровой школой жизни, сформировала его как личность.

С войны–то и начинается его настоящая биография.

Обретенная в боях она не только стала надежной основой творчества, но и сыграла решающую роль во всей писательской судьбе Юрия Бондарева.

«Там, где я воевал, - заявит он позднее, — возникла моя писательская биография». Известность Бондареву принесла повесть «Батальоны просят огня» (1957). Оттолкнувшись от реальной истории освобождения советскими войсками Киева, Юрий Бондарев ставит героев повести в сурово драматическую ситуацию.

Два батальона с несколькими орудиями переплавляются на противоположный, занятый немцами, берег Днепра и завязывают бой. Батальоны дерутся в полной уверенности, что главный удар будет нанесен именно здесь. Но наступления не будет. Не будет и обещанной артиллерийской поддержки. «Держитесь до последнего!» — приказал по радио комдив. И они держались 16 часов, оттянув на себя значительную часть немецких войск.

Великая Отечественная война явилась тяжелым испытанием для нашего народа. Личное отодвинулось на второй план. Все мелкое, суетное отсеялось, как шелуха. Осталось главное – Родина, ее честь и свобода. Таковы герои «Батальонов…» — Ермаков, Кондратьев, Орлов и другие.

Не таков полковник Иверзев. Его поведение и поступки во многом определяются тщеславным стремлением к личному успеху. И потому столкновение Ермакова с Иверзевым окажется неизбежным, ибо на войне бездушие, карьеризм, себялюбие оплачивается слишком дорогой ценой – ценой человеческих жизней. Не случайно старший лейтенант Орлов говорит: «Есть на войне, Ермаков, одна вещь, которую не прощаю: на чужой крови, на святом, брат, местечко делать».

Другое большое «военное» произведение Юрия Бондарева роман «Горячий снег» (1969).

Роман во многом близок предыдущим произведениям Ю. Бондарева. По признанию самого писателя, «Горячий снег» и ранее написанные повести – это как бы «родные братья», только у «старшего больше седины на висках».

Место действия романа – окоп, блиндаж, узкий «пятачок» земли и одновременно широкая панорама Сталинградской битвы, штаб корпуса и армии, Ставка Верховного Главнокомандующего.

Одни сутки тяжелейшего боя, который вела батарея Дроздовского, стали эпицентром романа. Предстоял кровопролитнейший неравный бой. Все понимали, что приказ «любой ценой», даже ценой собственной жизни – не прихоть командующего, а приказ Родины, истории, приказ собственной совести. В этом бою с танковыми армадами противника решаются задачи не тактического, а стратегического и политического значения. От него зависит перелом в ходе всей войны, от него зависят судьбы Родины. Это отчетливо понимает командующий армией генерал Бессонов. В образе генерала Бессонова как бы аккумулируется все то, что волновало, тревожило, обжигало Ермакова и Новикова.

Ведь именно ему автор доверяет наиболее дорогие и весомые суждения, как, например: «Бессонов был далек от безудержных иллюзий, потому что за все на войне надо платить кровью – за неуспех и за успех, ибо другой платы нет, ничем ее заменить нельзя».

Бондарев и раньше отличался умением воспроизводить трагизм сражений и раскрывать душевное состояние своих героев, преодолевающих чувство самосохранения, идущих на гибель и посылающих на гибель других во имя того «неизмеримо огромного», что двигало и поступками капитана Новикова. Но никогда еще это «неизмеримо огромное» не представало перед глазами читателей так явственно и так конкретно, как в романе «Горячий снег».

«Мы помним о войне потому, что человек – величайшая ценность данного мира, а его мужество и свобода – это освобождение от страха, зла, которые разъединяют людей» - Ю. Бондарев.

Константин Воробьев родился 24 сентября (1919 – 1975) года в селе Нижний Реутец Курганской области. Прожил трудное детство, на себе испытав голод начала 1930-х. Окончил сельскую школу. В 14 лет, чтобы спасти семью от голодной смерти, пошел работать.

В 1935 году работал в районной газете литературным сотрудником. В 1938 году был призван в ряды Красной Армии, попал в армейскую газету «Призыв». После окончания военной службы, работал в газете, откуда был направлен на учебу в Кремлевское пехотное училище. В 1941 году рота кремлевских курсантов сразу попала на фронт, почти вся погибла под Клином. Будучи раненым, К. Воробьев попадает в плен (1941-1943 гг.). Затем – ужасы плена, побеги из концлагерей и продолжение борьбы с фашистами в составе Литовского партизанского отряда.

В 1956 году вышел его первый сборник рассказов «Подснежник». А всего за свою литературную жизнь К. Воробьев написал более 30 рассказов, очерков и 10 повестей.

Известность писателю принесли две пронзительно-правдивые повести о войне – «Крик» и «Убиты под Москвой».

Повесть «Убиты под Москвой» написана в 1961 году. «Убиты под Москвой» - по форме короткая повесть, однако, по содержанию она включает в себя целую эпоху.

Ноябрь 1941 года. Подмосковье. Рота кремлевских курсантов (240 человек, и все одного роста - 184 см.) идет на фронт. Многое, очень многое произойдет за эти несколько дней, очень существенное и важное, что перевернет, перепашет душу героев. Герой К. Воробьева не подросток военной поры, а боевой офицер, вполне отвечающий назначению защитника Родины. Рюмин, идущий во главе роты, подтянутый, с безукоризненной выправкой, с надменно-иронической усмешкой является образцом для подражания у курсантов, только что окончивших училище. Повесть «Убиты под Москвой» сосредоточена на событиях, занимающих четыре дня. Пятый день – движение роты к месту событий – обороне на подступах Москвы — лишь упомянут. Пять дней вмещают огромный событийный пласт и перемену в судьбах.

В первую ночную атаку рота Рюмина попадает в окружение. И хотя конечный результат выхода из окружения оказался страшно трагичным (рота была разгромлена), а сам капитан Рюмин, принимая на себя вину за гибель роты, выстрелил себе в сердце, та ночная атака сыграла свое праведное дело: она сделала почти необстрелянных курсантов настоящими солдатами, придала им убежденность, что врага можно бить и побеждать. «Мы их, гадов, всех потом, как вчера ночью», - говорит после разгрома один из оставшихся в живых курсантов, а за ним это вскоре повторит и лейтенант Алексей Ястребов, добавляя: «Мы их.…Пускай только.…У нас еще Урал и Сибирь есть, забыли что ли?».

Для оставшегося в живых Алексея Ястребова та атака стала и первым уроком мужества, и основой того, что обретет чуть позже, после гибели капитана Рюмина, — полное освобождение от чувства страха. «Он почти физически ощутил, как растаяла в нем тень страха перед собственной смертью. Теперь она стояла перед ним, как дальняя и безразличная ему родня – нищенка…».

Это придает Алексею Ястребову готовность вступить в неравную схватку с немецким танком: «Алексей встал лицом к приближающемуся танку, затем не спеша вынул рюминский пистолет и зачем-то положил его на край окопа у своего правого локтя. Наклоняясь за бутылкой, он увидел испачканные глиной голенища сапог и колени и сперва почистил их, а потом уже выпрямился…».

Алексей поджигает танк, остается жив и идет к своим, туда, где, далеко впереди, беззвучно и медленно в небо тянулись от земли огненные трассы…». Идет возмужавшим за пять дней воином, готовым на новые схватки с врагом – так заканчивается повесть «Убиты под Москвой» - этот бессмертный литературный памятник мужеству солдата.

Как сказал Виктор Астафьев: «Повесть «Убиты под Москвой» не прочтешь просто так, на сон грядущий, потому что от нее, как от самой войны, болит сердце, сжимаются кулаки и хочется единственного: чтобы никогда-никогда не повторилось то, что произошло с кремлевскими курсантами, погибшими под Москвой».

Разные герои, разные имена. А судьба одна – нелегкая и непростая, но прямая и честная. Как и у самого Константина Воробьева, сумевшего сказать в литературе свое, мужественное и честное, всей жизнью выстраданное слово.

Фото: из открытых источников

Материал: https://students-library.com


Подписывайтесь на наш Telegram-канал. Будьте вместе с нами!


Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал Adebiportal.kz обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». Adebiportal@gmail.com 8(7172) 79 82 12 (ішкі – 112)

Мнение автора статьи не выражает мнение редакции.


(1)
Оставить комментарий:
Captcha

Самые читаемые

Самые обсуждаемые