Одна из причин пристрастия людей к порочному – безделье. Когда б он возделывал землю, занимался торговлей, разве мог бы он вести праздную жизнь?
Абай Кунанбаев

Главная
Литературный процесс
Письменное наследие тюркского мыслителя Юсуфа Баласагуни

31.03.2021 1139

Письменное наследие тюркского мыслителя Юсуфа Баласагуни 12+

У нас есть два крупных литературных памятника эпохи Караханидов. Первый - это «Кутадгу билик» Юсуфа Баласагуни, сына Баласагуна, а второй - произведение Махмута Кашгари «Дивани лугат ат-тюрк». Юсуф Баласагуни написал произведение «Кутадгу билик» за восемнадцать месяцев. Это произведение, имеющее глубокое общественное значение и являющееся нравственно-этической программой народа, было подарено правителю государства Караханидов Табгашу Арслану хану Богратегину. Это классическое произведение подразумевает, что в то время существовала определенная школа историко-идеологических, психолого-педагогических, литературно-культурных традиций, художественных и эстетических знаний. Рождение и написание таких масштабных произведений - результат целого творческого периода. В 2020 году был опубликован перевод книги «Кутадгу билик» на казахский язык. Мы решили поговорить с Бекарысом Нуриманом, автором этого перевода, и узнать о сложностях перевода и чем же отличается его перевод от других. Давайте для начала познакомимся с автором:

Нуриман Бекарыс Тлегенулы 1986 года рождения, национальность - казах, образование высшее. В 2003-2007 гг. окончил Кызылординский Государственный Университет им. Коркыт Ата со степенью бакалавра. В 2012-2014 годах учился на филологическом факультете Евразийского национального университета им. Л.Н. Гумилева по специальности «Казахский язык и литература» и получил степень магистра педагогических наук. В рамках исследования «Интегрированный характер жанра айтысов в годы независимости» в Дюссельдорфе, Германия, прошел десятидневную научную стажировку в центре «Interkulturelle Weiterbildungsgesellschaft e. V.».

В 2015-2018 годах учился в Евразийском национальном университете имени Л.Н. Гумилева по специальности «Литературоведение» и защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора философии (PhD) на тему «Ежелгі дәуір және Қазақ хандығы тұсындағы әдебиетте ізгілік идеяларының жырлануы». Во время учебы в докторантуре он прошел трехмесячную (12.10.2016-08.01.2017) исследовательскую стажировку в Университете Гази в Анкаре, Турция. Он также выиграл годовой исследовательский грант Международной программы обучения в Турции, который был присужден 01.02.2017-01.02.2018. провел исследовательский проект «Гуманистические идеи в литературных произведениях эпохи Караханидов». В 2016 и 2017 годах он дважды участвовал в недельном учебном курсе, организованном ЮНЕСКО по проектам «нематериального культурного наследия» в Турции, и получил сертификаты. В 2020 году при грантовом финансировании TIKA при Министерстве культуры и туризма Турецкой Республики он опубликовал казахский перевод произведения Юсупа Баласагуна «Кутадгу билик». Эта книга - одна из первых книг, рекомендованных к прочтению Президентом Республики Казахстан К. Токаевым.

С сентября 2018 года - старший преподаватель кафедры казахского языка и литературы филологического факультета Южно-Казахстанского государственного педагогического университета. Ответственный секретарь научно-педагогического журнала «Вестник ЮКПУ» университета. С 2018 года является членом редколлегии журнала «Национальный фольклор» на базе Web of Science и Scopus и представителем в Казахстане. Опубликовал около 20 научных работ. В том числе: 1 научный перевод, 3 статьи в редакции импакт-фактора в базе WoS и Scopus, 9 статей в журналах, рекомендованных ЦЭНБ МОН РК и 7 докладов на международных научных конференциях.

- Первый вопрос, который пришел мне в голову, был: почему вы выбрали «Кутадгу билик», а не другое произведение?

- В 2012 году я поступил в магистратуру. Моей целью и намерением было изучать литературу, изучать древнюю литературу. Однако темой моей магистерской диссертации был «Айтыс». До этого я был в середине айтыса, и наши учителя одобрили тему. Я не пожалел об этом и с удовольствием начал свое исследование. Затем, в 2015 году, когда я поступил в докторантуру, я посоветовался со своими учителями и выбрал средневековую литературу. Потому что литература средневековья и древности изучена не до конца, и не секрет, что в нашей стране мало специалистов в этой области. Таким образом, я заинтересовался глубинами античной литературы. Я пытался изучить сочинения того периода, будь то «Кутадгу билик» или «Дивани лугат ат-Тюрк», «Дивани хикмет», «Хибат уль-Хакаик». К счастью, мне был предназначен «Кутадгу билик». Когда я начал входить в мир «Кутадгу билик», я понял, что чем глубже я исследовал, тем больше осознавал, что это прекрасная работа, и продолжал искать глубже.

- Мы можем сказать, что это произведение воспевало нормы и правила власти, в определенном смысле служило Конституцией страны?

- Вы правы, это произведение искусства, которое посвящено управлению страной. Что касается того, служил ли он Конституцией, в целом, я считаю, что любое произведение искусства не может быть Конституцией. Однако верно, что он пытался передать закон и принцип через искусство. Главной целью Юсуфа Баласагуна было показать, что государство Караханидов, которым правил Бугра-хан – это великий каганат, продолжающийся из эпохи саков, гуннов, от Аттилы, Муд каганов, от Культегина, Тоныкока, Бильге-Каганов эпохи восточных тюрков, и донести, что управление страной – это аманат, оставшийся от всех этих Каганов. Это произведение подчеркивает, что управление страной не случайно появилось в наших степях и не является работой, которую можно сделать как попало, дает знать, что за ней стоит судьба народа с тысячелетней историей. Линия произведения от начала до конца затрагивает проблему управления страной.

- Есть три сохранившихся версии «Кутадгу билик». С какой версии вы переводили? В целом, есть ли разница между тремя вариантами?

- Да, вы правы, известны еще три версии «Кутадгу билик». Первой была найдена венская версия. Он написан древней уйгурской графикой на основе древней согдийской письменности. Второй был найден в Египте, а третий - в Фергане. Обе более поздние версии были написаны арабским шрифтом. Я не мог прочитать венскую версию, потому что это был древний уйгурский шрифт, и я не эксперт в этом. Я читал арабский шрифт в Ферганской и Каирской версиях.

Что касается разницы между тремя вариантами, то, по мнению ученых, она невелика. Например, если страницы в одной версии потеряны по разным причинам или не скопированы, то стихи сохранились в следующей версии. Получается, три варианта дополняют друг друга. Следует отметить, что все три являются не оригиналами, а копиями оригинала. То есть даже в то время книги были не только написаны в одном экземпляре, но были скопированы в большом количестве и разошлись по всему миру. Это показывает, какой была наша письменная культура, наша книжная культура в то время. На сегодняшний день доступно всего три экземпляра. Так что существенной разницы между этими тремя нет. Турецкий ученый Рашид Рахмети Арат прочитал все три версии рукописи, сравнил тексты и составил полный текст. Я сделал перевод на основе работы Р.Р.Арата и чтения Ферганской и Каирской версии.

- Говоря об исследовании «Кутадгу билик», известно, что российские востоковеды, советские литературоведы достигли определенных результатов в изучении этого произведения, как Phd доктор, что бы вы сказали ученым, которые изучали и продолжают изучать «Кутадгу билик»?

- Вы правы, до этого в советское время «Кутадгу билик» изучали тюркологи, литературоведы и лингвисты. Мы не можем отрицать их работу. Есть работы, написанные на очень высоком уровне, очень хорошие работы. В принципе, любое произведение нужно изучать в каждую эпоху, на каждом этапе. В конце концов, в каждом периоде существуют разные способы мышления и исследования. С одной стороны, следует отметить, что эта тема широко обсуждалась учеными из Европы, Америки, Турции и Средней Азии. Однако это не означает, что «Кутадгу билик» полностью изучен. В своей диссертации особое внимание я уделил изучению «Кутадгу билик». Я ценю любое из предыдущих исследований. Конечно, у каждого человека своя точка зрения, понимание и умение интерпретировать произведение. Поэтому, кто как мог проявить, как мог исследовать, зависит от исследовательского потенциала каждого ученого. Теперь о том, что я сказал бы исследователям данного произведения, я сам не так давно в этой сфере. Поэтому я избегаю говорить «сделайте то», «сделайте это». Тем не менее, хотелось бы, чтобы специалисты, изучающие «Кутадгу билик», сначала смотрели на оригинал, читали древнее письмо, понимали его в языковом плане, а потом анализировали как литературное произведение.

- Вы переводили произведение с древнетюркского языка? Какие были трудности с переводом и как вы их решали?

- Да, произведение написано на родном для тюркских народов периода Караханидов языке, я переводил с этого языка. Если говорить о переводе, то хочется отметить один особенный факт. Работа над переводом началась в классе Хулии Касапоглу Ченгель, доктора философии, профессора, известного в Турции тюрколога. Хотелось бы рассказать вам о том, как проходили эти уроки. Когда я приехал в Анкару, Хулия апай учила студентов и докторантов на языке письменных памятников эпохи Караханидов. Я попросил разрешения у нее, сказав: «Я хотел бы посещать ваши уроки, мне действительно это нужно». Она с радостью согласилась: «Приходи и принимай участие». Итак, я присоединился к обеим группам и начал учиться. На уроке мы делали анализы по Ферганской версии. Например, мы открываем ферганский вариант и транскрибируем данный стих с арабского письма на латинский, анализируя корень, суффикс, окончание, значение слова и значение каждого стиха. Затем она рассказывала нам, как эти слова сохранились в древнетюркских памятниках, а затем в мамлюкско-кипчакских, чагатайских и османских надписях. Еще одна особенность в том, что она сравнивает перевод стиха с переводом на казахский, киргизский, уйгурский, азербайджанский и турецкий языки. Вот так проходили наши уроки. Г-жа Хулия Касапоглу Ченгел проделала огромную работу по чтению, пониманию и переводу «Кутадгу билик» с оригинала. Потом одна из ее лекций дала начало такой большой работе. Что касается трудностей с переводом, то, конечно, это можно назвать сложностью и в то же время это было интересно. В нашем языке до сих пор сохранилось много слов древности. Даже если мы не знаем значения некоторых слов, мы можем найти его в других тюркских языках. Однако интересно то, что, хотя мы читаем и понимаем значение, есть слова, которые мы не используем. Например, слово «тоқкөз». У нас есть слово «ашкөз», что означает ненасытный, и его антоним - «тоқкөз». Однако в древнетюркском языке антоним «жадного» - «токкоз». Хотя мы знаем, что голодный и сытый противоположны, мы не используем «тоқкөз», даже если используем «ашкөз». Да, мы можем использовать слова «көзі тоқ», «көңілі тоқ», но не «тоқкөз». Таких примеров много.

– Чем ваш перевод отличается от предыдущих версий?

– Прежде всего, остановлюсь на следующем вопросе. Первый перевод на казахский язык сделал в 1986 году известный тюрколог Аскар Егеубаев. Он перевел его в виде стихотворения, основанного на полной версии, составленной турецким ученым Р.Р.Аратом. Второй перевод был сделан в 1991 году известным журналистом-ученым Берикбаем Сагындыковым. Он подготовил смысловой перевод стихов в «Кутадгу билик», касающихся разума, знания, языка. В 2004 году Абжан Курышжанов из трех выбрал только ферганский вариант и перевел его в стихотворение. Все три перевода очень важны в признании «Кутадгу билик». Я, как и А.Егеубаев, базируюсь на полной версии, разработанной турецким ученым Р.Р.Аратом, и на основе версии Ферганы и Каира. Однако смысл стиха я выразил не в стихах, а в форме прозы. Возьмем, к примеру, первый стих.

«Байат аты бірлә сөзүг башладым.

Төрүткен, игіткен, кешірген Идім»

А. Егеубаев переводит двухстрочный стих следующим образом:

«Алла атымен бастадым сөз әлібін,

Жарылқаған, жаратқан бір Тәңірім».

Я попытался передать здесь только значение каждого слова. Например «Байат аты бірлә», то есть, он говорит: «Байат атымен сөз бастадым». «Байат» – одно из имен Аллаха, что в переводе с арабского «қадиим» означает «с древних времен». «Төрүткен» - «создатель», «игіткен» - «тот, кто дал пропитание и благо», «кешірген» - «прощающий», «идім» - «Всевышний». Тогда «Байат (ежелден бар Тәңірдің) атымен сөз бастадым, Жаратқан, ырыздық берген, кешірген Ием» (Я начинаю свое слово именем Байата (Всевышнего, существующего с древних времен), Господа, Создателя, Подателя, Прощающего). Я так перевел. Если говорить о художественных переводах, то перевод и А.Егеубаева, и А.Курышжанова – это работа, сделанная на очень высоком уровне. В то время как одни люди склонны читать стихи, другие предпочитают читать в форме прозы. Поэтому здесь я сосредоточился только на объяснении значения каждого слова.

– Ваша книга называется «Құтты билік: «Құтадғу біліктен» таңдамалы бәйіттер». Как вы выбирали стихи для перевода?

– Да, так называется наша книга. Я хочу сказать здесь одно. Вообще, слово «Кутадгу билик» перевести дословно непросто. Потому что даже в ту эпоху слова «құт» и «білік» использовались в нескольких смыслах. Трудно сказать, что именно выбрал Юсуф Баласагуни. Здесь мы выбрали стихи из книги, которые касаются традиций управления страной и власти в целом. Поэтому мы и назвали книгу «Құтты билік: «Құтадғу біліктен» таңдамалы бәйіттер». Причина такого выбора - показать устройство нашего государства 10 веков назад, систему управления, этику государственных служащих, отношения правительства с обществом, философию управления страной, культуру нашего народа в целом.

- Одни говорят, что «Кутадгу билик» - это сокровище всего тюркского народа, другие говорят, что оно принадлежит только казахам. Какие из этих комментариев вы поддерживаете?

– Да, это правда, что каждый народ, какой бы шедевр, какое бы сокровище ни было в мире, хочет присвоить его себе. Но я не могу сказать, что эта книга принадлежит только казахам. Это потому, что потомки Юсуфа Баласагуни, написавшего книгу, или людей, которые в то время сформировали государство Караханидов, могут быть среди всех тюркских народов сегодняшнего дня, таких как казахи, ногайцы, киргизы, узбеки, уйгуры, татары, башкиры и турки. Следовательно, мы не можем присвоить его как принадлежащий только казахам или присвоить одному из тюркских народов, и говорить, что произведение «принадлежит только им». Это общее наследие, во-первых, тюркскому народу, во-вторых, человечеству в целом. Ведь «Кутадгу билик» признан ЮНЕСКО общим духовным сокровищем человечества. Даже 2019 год был объявлен ЮНЕСКО «Годом Кутадгу билик». Следовательно, в тот момент, когда мир считает его общим духовным достоянием человечества, почему мы должны считать что он принадлежит только казахам?!

– Сколько времени ушло на перевод книги?

- Трудно сказать, что на перевод «Кутадгу билик» потребовалось столько времени. Потому что, я начал его изучать в 2015 году, и работа над переводом началась именно тогда. То есть, хотя я не переводил напрямую, в первую очередь я прошел этапы прочтения и распознавания. На данный момент я завершил перевод. Однако есть еще много вещей, которые мне еще нужно отредактировать, улучшить и усовершенствовать.

- В будущем планируете ли вы переводить «Кутадгу билик» полностью?

- Да, как я только что сказал, я подготовил полную версию перевода. Но на данный момент уже сделан не один, а два перевода. Моя цель не состоит в том, чтобы соревноваться или сравнивать мои переводы, или соревноваться, что я сделал больше или меньше. Моя главная цель – это, во-первых, исследователи «Кутадгу билик», а во-вторых, широкая общественность глубоко понимали эту книгу. Сколько там сокровищ. Хотя мировые исследователи называют это общим достоянием, я думаю, что мы должны сначала оценить его сами. Поэтому я начал его транскрибировать латиницей, и сделал полный перевод. Он сейчас находится в печати. Надеемся, что он скоро будет опубликован. Например, не все могут прочитать слово, написанное арабским шрифтом. Поэтому, мы напишем эти слова латиницей. Это то, что я называю транскрипцией. Ранее он был сделан тюркологами из Европы, России и Турции, начиная с В. Радлова и В. Бартольда. Я подготовил транскрипцию на их основе. Конечно, я не могу сказать, что это последняя и самая совершенная версия. Когда меня критикуют ученые и читатели, это меня развивает. Это еще больше улучшит мою работу. На мой взгляд, «Кутадгу билик» будет еще много раз переписан и много раз переведен. Я не думаю, что это приносет пользу науке, и никак не навредит.

Большое спасибо за то, что уделили особое внимание нашей исследовательской работе и пригласили нас на интервью. Желаю вам удачи!

- И вам большое спасибо за интересную беседу!


Подписывайтесь на наш Telegram-канал. Будьте вместе с нами!


Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал Adebiportal.kz обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». adebiportal@gmail.com 8(7172) 57 60 13 (вн - 1060)

Мнение автора статьи не выражает мнение редакции.