Одна из причин пристрастия людей к порочному – безделье. Когда б он возделывал землю, занимался торговлей, разве мог бы он вести праздную жизнь?
Абай Кунанбаев

Главная
Литературный процесс
Почему литература нужна журналистам?

14.10.2018 750

Почему литература нужна журналистам?

Казалось бы, литература и журналистика – это, если и не две части одного целого, то родственные сферы точно. Ведь, большинство избравших журналистику в качестве основной профессии молодых людей, в школе любили литературу больше других предметов. Оказывается, времена меняются, а с ними и стереотипы. Как рассказала в интервью корреспонденту Adebiportal.kz доктор филологических наук, профессор Евразийского Национального Университета им. Л. Н. Гумилева Асима Ишанова, в современной журналистике литература перестала быть обязательным предметом, став дисциплиной по выбору. А выбирают ее далеко не все. Опытный литературовед рассказала не только об этом, но и многих других проблемах современного отношения к литературе, а также порассуждала на тему ее будущего в Казахстане.

- Асима Калимовна, Вы на протяжении многих лет преподаете литературу будущим журналистам. Когда именно Вы поняли, что выберете именно литературу в качестве профессии всей жизни?

- Я – литературовед и медиаисследователь, доктор филологических наук, профессор, училась в аспирантуре МГУ им. М.В. Ломоносова, преподаю историю мировой и казахской литературы более 35 лет, а дисциплины журналистики - 25. Однако, историю литературы для студентов-журналистов перевели из списка обязательных дисциплин в так называемые элективные, дисциплины по выбору. Я считаю, что это неправильно, литература дает журналистам очень многое. Это не очень хорошая тенденция, потому что сами же выпускники говорят о том, что в определенный момент, работая журналистами, они достигают «предел», интеллектуальный и психологический. Изучение истории литературы приучает человека размышлять, развивает восприимчивость, интеллект. Это большая проблема и в школах – к нам приходят с плохими знаниями даже истории казахской литературы. Я считаю, что это очень большая проблема, на которую надо вовремя обратить внимание. Мало того, что в школах литература постигается на уровне пересказа – посредством биографического способа обучения, который давно уже устарел, а теперь, даже на этом уровне не знают. Нынешние выпускники не читали Чингиза Айтматова, не знают Абая Кунанбаева. В целом, молодежь вроде бы и умная. Но она знает, к примеру, какое-нибудь западное, не очень хорошее кино, а не книгу. Причем, эта проблема характерна не только для нас – я езжу в МГУ к профессорам на конференции, и они также говорят о том, что на факультет журналистики стали поступать абитуриенты, которые неграмотно пишут. У них вроде бы и хорошие оценки, но пишут с ошибками, понимаете? Откуда это идет? Потому что мало читают тексты, не знают, что читать. Литература – хранитель очень важной информации о прошлом, читающий человек лучше понимает реальность и даже может заглянуть в будущее, он более защищен перед сложностями жизни. Журналисты – это идеологи общества, его авангард, поэтому они должны изучать историю литературы. Когда я была в Японии, местные профессора сказали, что у них тоже наблюдается уклон в технократическое обучение, что больше финансирования и там выделяется специальностям с коммерческим и инновационным уклоном. Но литература – это та дисциплина, которая даст больше, чем какая-то сиюминутная коммерческая выгода.

- Проблема, действительно, актуальна. В чем Вы видите ее решение? Считаете ли Вы, что корень проблемы отчасти лежит в том, что фильмы заменили книги современной молодежи? Ведь, неграмотность и отсутствие стиля – это следствие слабого словарного запаса, который, в свою очередь, накапливается именно благодаря книгам. И как можно конкурировать книгам сегодня с кинематографом?

- Да, согласна. Но литература – это не только словарный запас и стиль. Это универсальная человеческая культура. Что касается конкуренции кинематографа и книг, как привить любовь к книгам, если на факультете журналистики историю мировой и казахской литературы не изучают? А казахская литература – это национальная идентичность и мифология, которые мы только-только начали возрождать и исследовать. Сейчас и вовсе ведутся разговоры о том, что нужно закрыть факультеты журналистики и преподавать эту специальность в частных школах. Это же будет полный абсурд. Представьте, придет выпускник экономфака, получит какую-то корочку на частных курсах – разве он может считаться настоящим журналистом? Во-первых, в школах литературу нужно преподавать больше и глубже. И сейчас есть такая возможность – к примеру, в советское время, если учитель не знает, как интересно преподавать, если у него материала, были курсы ФПК, а сегодня у нас в ЕНУ также появилась система повышения квалификации.

- Хорошо, давайте, не будем о грустном. Чем для Вас является литература? Когда и почему избрали эту стезю? Можно ли назвать это призванием?

- Наверное, мне повезло, что я родилась в советское время, когда Советский Союз был самой читающей страной. Даже бытовала расхожая фраза - «каждая кухарка читала». Советую обратить даже на нынешние интерьеры квартир – стоят диваны, роскошная мебель, техника, а книг не видно вообще. А мы в свое время очень много читали, мы гонялись за этими книгами. Мой отец был учителем школы, такой дефицит для того времени, как подписные издания Чехова, Толстого были у нас дома. Как говорят, «Войну и мир» читала уже в начальных классах, спрятавшись куда-нибудь, чтобы не мыть пол (улыбается). И сочинения я писала хорошо. Я с самого начала знала, что мне интересно и что меня увлекает, литературу я люблю с начальных классов. В свое время я хотела поступить на журналистику, но на эту специальность, как и на филфак тогда было поступить очень сложно. В 90-е годы многие преподаватели уходили из ВУЗов из-за маленькой зарплаты. Многие из-за этого переходили в журналистику, даже имея ученую степень, но мне очень нравилась моя работа, поэтому я никогда не уходила из этой среды. Со студентами очень интересно работать.

- Говоря о Ваших студентах – есть ли среди них поэты и писатели?

- Есть. Заниматься литературным творчеством всегда было занятием элитарным, для этого уже на самом деле нужно призвание. Поэтому, к нам не часто поступали те, кто может сам творить тексты. Помню, когда Азамат Байгалиев пришел к нам поступать, к этому времени им уже была выпущена книга – сборник рассказов и повестей в жанре фэнтези. Абитуриентов, имеющих литературный дар, не может быть много. Может, трое-четверо. Потому что, все-таки, это природный дар, который нужно развивать.

- Тем не менее, поощряете ли Вы тягу к творчеству? Если человек, несмотря ни на что хочет писать.

- Конечно. Пресс-секретарь акима Алматы Бауржана Байбека Тимур Базарбаев – это тоже наш выпускник. Я помню, что он тоже писал рассказы. Он был вынужден подрабатывать, чтобы оплачивать учебу и иногда пропускал занятия из-за этого. Я поддерживаю таких студентов, всегда их выделяла и поощряла. Когда литература находится на обочине, те, кто пытается писать, нравятся еще больше. В ЕНУ на факультете журналистики я руковожу клубом «Семург» и там мы пытаемся выявлять таких студентов. Но их с каждым годом все меньше и меньше. Мы поощряем, как художественное, так и журналистское творчество, стараемся приглашать на встречи больше приглашать тех, кто пишет – режиссеров, журналистов, писателей, молодых поэтов. В Астане и в других городах Казахстана стали появляться такие центры, как фонд «Перо». Его основатель - Ельден Сарыбай учился в Англии, он рассказывал, что на Западе не ждут какой-то помощи сверху, а собираются сами, читают свои произведения, пытаются издаваться, организовывать литературные конкурсы. У Ельдена великолепный талант организатора. В Астане есть молодой поэт Алишер Ахметов, который не учился на филфаке, но у человека явный литературный дар. При этом, он сам прекрасно понимает, что ему не хватает академического литературного образования. Поэтому он самостоятельно читает, спрашивает меня о новых литературных тенденциях, интересных авторах. Ведь, у нас нет Литературного института. И это не очень хорошо. Кроме того, литературно одаренная молодежь в основном поступает не на филфак, а на журналистику. Но я уверена, что литература никогда не исчезнет. Вместе с тем, усилился поток графоманов – люди хотят писать, но у них нет специальной подготовки, есть внутренняя потребность самовыражения. Эта проблема (графомания) присутствовала и в советское время, но сейчас таких людей стало побольше. Когда они создают такие посредственные тексты, и может быть, даже сами не понимают, что это – что-то хорошее или посредственное. В советское время было очень много талантливых поэтов и прозаиков. Наша литература, историческая казахская проза, была по уровню выше, чем российская. В советской российской прозе в жанре исторического романа был известен В. Пикуль. А у нас казахская историческая проза была более многочисленная, она взяла на себя задачу историков. А. Кекильбаев, И.Есенберлин, А. Алимжанов и многие другие создали великолепные образцы исторического жанра. То есть, они взвалили на свои плечи громадную задачу и выполнили ее. Сейчас у нас тоже есть интересные авторы, но у нас нет критики. Она умерла. Вместо выражения «литературный критик» у нас говорят «эксперт по литературе», и это звучит обидно. Потому что давно есть понятие «литературный критик», которое отличается от понятия «литературовед». И это тоже очень важно, потому что произведение должно вовремя оцениваться. В ХХ веке уровень литературоведения и литературной критики был настолько высок, что литературные исследования, точнее их значение, не уступали непосредственно литературным текстам. Сегодня почитать что-то интересное в арт-журналистике очень сложно.

- Как Вы считаете, нуждаются ли молодые авторы в какой-то материальной поддержке? Для мотивации желания писать.

- Конечно. Должно быть больше специальных конкурсов. К примеру, что касается песенных конкурсов, то такие возникают, фактически, еженедельно. Это, конечно, хорошо. Это зрелищно и это легче организовать. Но почему нет серьезных литературных конкурсов? В этом году окончил ВУЗ один из моих талантливых учеников Азат Капенов. У него природный талант, он очень интересно умеет анализировать фильмы, художественные тексты Я знаю некоторых своих коллег, которым на это понадобились годы, а у него природный дар, он уже умеет анализировать, читает и интересно интерпретирует Кафку, Д. Буццати, Абая. Он также пишет рассказы, Азат участвовал в одном из конкурсов, который нашел в интернете. Он там не получил ничего. Поэтому, еще очень важно, чтобы эти конкурсы объективно оценивались и оценивались профессионалами. Все это и будет стимулировать к созиданию и творчеству. Молодые поэты, прозаики и драматурги – все они, ведь, пишут не для себя, а для публики. Они хотят услышать оценку, хотят признания. Это все вселяет в человека уверенность, и подстегивает его к дальнейшему творчеству. Ведь, творчество – это очень хрупкая вещь. Поэтому, я думаю, должна быть целая система поддержки молодых дарований. Самый первый принцип развития страны , по Ратцелю, звучал так: «могущество государства усиливается по мере развития их культуры». А в основе культуры любого государства лежит именно литература. Потому что она очень синкретична. Россию, к примеру, прежде всего узнают за ее гениальную литературу 19 века. В 2015 году в Японии проходил форум, посвященный проблемам Центральной и Средней Азии, я принимала в нем участие. Нас познакомили с местными литературоведами, которые занимаются только лишь русской литературой. К нам подводили по очереди человек 20. Среди них был человек, который 21 раз перевел «Преступление и наказание» Ф. Достоевского. Поэтому Япония и является той страной, где очень высокий уровень экономики и благосостояния населения, но и культуры, литературы. Даже на банкнотах у них - портреты поэтов и писателей.

- Сегодня потихоньку появляется все больше площадок для молодых писателей и поэтов, включая и конкурсы. Среди них «Алтын калам», «Алтын тобылгы», «Ауылым – алтын тугырым» и другие, где появляется шанс для молодых талантов. Однако, начинающие мастера пера нередко жалуются на их отсутствие. Вместе с тем, успешный и известный сегодня не только в Казахстане Данияр Сугралинов впервые получил признание на далеко непрофессиональной площадке, где его рассказ набрал очень большое количество просмотров и одобрительных комментариев. Именно там и именно из-за отзывов его заметило крупное российское издательство и предложило контракт…

- Мы со студентами решили на арт-журналистике подробнее изучить его произведения, а также книги блогеров. Мы все сейчас подводим какие-то итоги. У нас есть замечательные писатели, к примеру, Дуйсенбек Накипов, который начал писать еще в 90-е годы. Мы с ним проводили встречи, это очень интересный автор. За это время выросла целая когорта молодых авторов, таких как Павел Банников, Канат Омар, Ануар Дюсембинов, Ербол Жумагул, Илья Одегов. Но их творчество пока мало изучено, а потому мало известно. И это не очень хорошо. Что касается начинающих авторов, то они правильно жалуются. Потому что имеющейся на сегодня поддержки данной сферы недостаточно.

- По Вашему мнению, что нужно сделать для исправления ситуации?

- Ну, не знаю… Мы же казахи, в конце концов, у нас же раньше каждый второй человек умел играть на домбре, сочинять стихи. Нужен, наверное, целый комплекс мер. В первую очередь, надо не закрывать факультеты, а наоборот. Литература – это не просто ниша заполнения досуга и основа заключается не в том, что она дает грамотность и красивую речь. Литература дает ответ на вопрос, как выстоять в этой жизни, она формирует идеалы и ценности, эстетику и философию бытия. Жизнь сложна, а в литературе есть ответы на все вопросы. И сейчас тоже очень интересная литература у нас. Почему я заставляю себя читать современных авторов, я хочу понять новое время, потому что в новой литературе новые типажи, новые проблемы, новые конфликты, новые вопросы. и есть попытка ответить на эти вопросы.

- Многие молодые казахстанские авторы не знают, как и где им публиковаться. Интересно узнать Ваше мнение: имеет ли в наше время возможность молодой талант отечественного пошиба добиться внимания многочисленной аудитории? Каким образом?

- На арт-журналистике мы пытаемся найти специальные издания, которые занимаются выявлением молодых талантов и публикацией их произведений. У нас с советского времени мало литературных журналов. Журналы «Простор», «Таншолпан», «Жулдыз» - их мало. У нас был астанинский журнал «Нива», но там далеко не всегда публиковались произведения молодых писателей. Поэтому, этот вопрос надо задавать редакторам. Все сейчас бегут к компьютеру, в интернете есть какие-то сайты и порталы. Но мне кажется, у нас должно быть больше специализированных изданий. А на телевидении есть хоть одна программа о литературе? Пишущая молодежь у нас есть, но никто и ничего о них не знает.

- Вы затронули одну сторону этого вопроса. Предлагаю немного поговорить об издательствах – как правило казахстанские издательства работают в следующем формате: автор сам оплачивает тираж, а издательство не помогает ему даже в продвижении и продаже книги. Между тем, на западе и в России совсем другой формат сотрудничества издательства и писателя: если автор талантлив, то издательство предлагает ему опубликовать его книгу и помочь в ее продвижении. Само издательство получает выгоду за счет оговоренных процентов от продажи книги. По вашему мнению, должны ли казахстанские издательства работать в том же ключе, и как их привлечь к такому формату сотрудничества?

- Должны. Но причина опять-таки лежит более глубоко, в сужении литературной сферы. Если в ВУЗе не изучают литературу, из него выходит специалист, который затем пойдет работать, в издательство в том числе. А он не разбирается в литературе… к нему приходит автор, он читает произведение и не понимает его – а получит ли оно дальнейшее признание и успех, или нет. Массовый интерес к книге ему нужен как издателю, а он не понимает, где перспективная книга, а где нет. Он не знает кого издавать, потому что не изучал должным образом литературу, не знаком с творчеством классиков. Поэтому, они и не делают ставку на то, чтобы кого-то выискивать, кого-то читать. Они идут по более легкому пути, я не будут называть эти издательства. Они находят на книжных выставках за рубежом уже успешные и переведенные на многие языки книги, и переводят их также. Если произведение востребовано во всем мире, я не считаю, что у нас будет аналогичная ситуация. Это все-равно, что перевести на казахский язык «Гарри Поттера» Джоан Роулинг. В 90-е годы был ажиотаж вокруг писателя Коэлью. У меня нет ни одной его книги, как литературовед, я не считаю его творчество выдающимся. Все же его перевели на казахский язык, потому что он популярен в других странах. Хотя его творчество чуждо нашей ментальности, и как только на прилавках стало появляться его творчество, я стала читать специалистов, которые лучше разбираются в его творчестве. И чутье меня не обмануло, есть коммерческие писатели, спекулирующие на известных литературных схемах , Акунин, к примеру, правда, он честно говорит журналистам, что не считает себя большим писателем Такое творчество, по моему мнению, в какой-то степени вредно. Ведь, это не просто массовая коммерческая литература, она воздействует на психологию некоторых людей. Ну не стоит она того, что бегать, переводить ее, и создавать вокруг нее ажиотаж. И вряд ли редактор, издавая перевод книги Коэлью руководствовался какими-то плохими мыслями, все это от неграмотности. Люди не разбираются, что надо читать. Если они не проходят полноценный курс, откуда им знать, какую именно литературу нужно читать, что происходит в современной литературе, какие авторы интересны.

- Пишите ли Вы сами? В каком формате? Озвучьте несколько строк, если это стихи.

- Я пишу небольшие рассказы, есть у меня опубликованные – «Чудесное платье», «Фотопортрет». Но я не считаю себя писателем.

- О чем именно была Ваша проза?

- «Чудесное платье» - немного модернистский рассказ. «Фотопортрет» связан с осмыслением родовой национальной памяти, меня всегда волновала фотография красавицы - моей апы Уркии, которая рано покинула эту землю, история жизни моего отца, предков - в основе истории этого текста. Когда наши прабабушки были живы, мы задавали им мало вопросов. В основе рассказа то, что рассказывала мне мама, она хранитель нашей родовой памяти. К сожалению, сейчас я пишу намного меньше, а вообще надо бы. Мне нравится та тенденция, что у нас пишут многие, журналисты в том числе. Я прочитала «Котелок» Вадима Борейко. Все жанры хороши и необходимы литературе. Настоящий писатель пишет не ради гонорара, не ради общественного признания, а потому что творчество является его внутренней потребностью, без которой он не сможет полноценно жить.

- Спасибо за беседу!


Подписывайтесь на наш Telegram-канал. Будьте вместе с нами!


Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал Adebiportal.kz обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». Adebiportal@gmail.com 8(7172) 79 82 12 (ішкі – 112)

Мнение автора статьи не выражает мнение редакции.


Теги: литература, проза, учительница, универстиет
(0)
Оставить комментарий:
Captcha

Самые читаемые