Одна из причин пристрастия людей к порочному – безделье. Когда б он возделывал землю, занимался торговлей, разве мог бы он вести праздную жизнь?
Абай Кунанбаев

Главная
Литературный процесс
С горьковской верой в героев «На дне»

05.03.2020 341

С горьковской верой в героев «На дне» 18+

Рецензия на повесть Адильбека Ыбырайымулы «Отступница»

К счастью для русскоязычного читателя иногда до него доходят переводы произведений современных авторов казахской прозы. Эти редкие «мостики» из мира казахской литературы позволяют приоткрыть завесу над тем, чем живет сегодня казахская словесность, какие темы поднимают авторы, какие духовные вопросы волнуют неравнодушную казахскую интеллигенцию.

Повесть «Отступница» талантливый автор, Адильбек Ыбырайымулы написал еще в конце 1990-х годов.

Многие помнят, что это было за время: страна только-только приходила в себя после распада Союза, позади были основные трудности перестройки, мучительную агонию советской системы сменяли первые успехи независимого Казахстана на всех направлениях — от экономического до культурного.

Но одна из проблем переходного периода не утратила своей актуальности по сей день: резкое социальное расслоение общества. Контрастное разделение некогда примерно одинакового по уровню материального достатка населения Казахстана на богатых и бедных, состоятельных и нищих. Пропасть между теми, для кого «мелок жемчуг» и «жидок суп» пока не только не исчезла, а все более усугубляется. Сегодня живущих за гранью нищеты, пробавляющихся одним днем бомжей, бичей, спившихся и опустившихся людей отталкивающего вида и поведения в любом казахстанском городе или селе немало. Этих обитателей современного, гениально описанного А.М. Горьким, общественного «дна» можно встретить на вокзалах и в подъездах жилых домов, греющимися у теплотрасс и купающимися в сторонке от общественных пляжей.

Автор этих строк прочитала повесть Адильбека Ыбыраймулы в чудесном городе Сочи, куда выехала из Казахстана на время для восстановления сил и здоровья. На окраинах России, а Сочи при всей своей уникальности все равно остается российской провинцией, социальная неустроенность некоторых категорий граждан особенно бросается в глаза. Живописный курорт на летние месяцы становится «городом контрастов», как метко выразилась героиня Нонны Мордюковой в снятом в Сочи же прекрасном фильме «Бриллиантовая рука». Блеск и статусность сорящих деньгами «цивильных» отдыхающих резко граничит здесь с неведомо как стекающимися к горячему южному солнышку из всех уголков России людьми без определенного места жительства, занятий и источника доходов.

Отношение к этим людям «нормальных» членов общества отдает брезгливостью и омерзением. Порой к кошкам и собакам, коих беспризорно гуляет по Сочи тоже немало, отношение лучше, чем к прикорнувшему на пляжной скамейке бомжу. Бродячих животных и покормят, и приголубят, и посочувствуют их несчастной судьбе, в то время как бродячие люди ни у кого не вызывают жалости. Подобное отношение к представителям социального зазеркалья характерно и для Казахстана.

Иное понимание обитателей современного общественного дна у автора повести «Отступница». По его убеждению, наша неприглядная, а порой откровенно отталкивающая реальность, ломая жизнь людей и ставя ловушки на их пути, не в силах запятнать их внутренний мир. Утративший связь с семьей и поддержку близких, нищий в материальном отношении человек, по автору, не становится нищим духом. Как и лучшие герои пьесы Горького, современные неимущие из повести «Отступница» сохраняют человеческое достоинство, оставаясь в заданных обстоятельствах людьми с живыми духовными потребностями. Лишившись дома, родных, не имея образования, средств к существованию и общественных перспектив, они сохраняют способность мыслить и анализировать, отличать добро от зла, проживать и выражать свои эмоции, по-настоящему любить и держаться человеческих принципов там, где ничего человеческого вокруг, казалось бы, не осталось.

Такова и главная героиня повести Калима, и ее друг бомж Никон, по-настоящему полюбивший девушку и проявляющий о ней настоящую мужскую заботу. Таков и опустившийся на дно жизни бывший учитель – седовласый бородатый старик по прозвищу «Барин», негласный «хозяин» образовавшейся на объекте незаконченного строительства ночлежки. Таковы и наркоманы, в муках обретающие исцеление от своего недуга в стенах буддистского монастыря, где позже оказывается Калима.

…Доверчивая сельская девушка, Калима приезжает в большой город, полная надежд и планов. Вокруг симпатичной и при этом скромной и милой девчонки, живущей в общежитии, вьется немало парней. Неискушенная в тонкостях отношений девушка думает, что встретила любовь всей жизни в лице брутального Кайдара, который на поверку оказался типичным современным подонком. Узнав, что девушка беременна, он струсил и сообщил только, что к женитьбе и серьёзным отношениям пока не готов. После чего бесследно исчез. Далее на Калиму обрушилось сокращение на работе, а с ним и потеря места в общежитии. Как позже скажет ее новый друг бомж Никон, в той ситуации она могла бы пополнить ряды женщин, продающих себя, чтобы выжить, однако она предпочла пережить моральную травму, предательство и болезненную потерю ребенка в результате выкидыша, скитаясь в поисках лучшей доли по улицам и ночлежкам, в поисках куска хлеба везде, где только можно.

Сам Никон, еще подростком убежавший из дома, живет тем, что подбирает еду у кафе в зоне отдыха под Алматы. Он одет лохмотья, у него длинные нечесаные волосы. Однако как мужчина и человек Никон стоит на порядок выше Кайдара. Встретив беспомощную изголодавшуюся Калиму и пригласив ее пожить в своем более чем скромном жилище, он отгоняет мысли воспользоваться беззащитностью одинокой бродяжки.

Более того, с появлением Калимы Никон автоматически, без лишних слов или упреков, начинает добывать еду на двоих. А Калима начинает заботиться об относительном уюте в жилище Никона как добрый друг, который ничего ни от кого не привык получать даром. Молодые люди даже спиртное употребляют аккуратно, не говоря уже об интимных отношениях: прежде чем наступит самый романтичный момент повести, Калима и Никон вместе проживают моменты страха и беспокойства при знакомстве, потепления в отношениях в результате все большего понимания друг друга, чувства признательности и благодарности за скромные подарки из найденных на свалке вещей, моменты радости от обнаруженных в полусгнившей в земле мужской рубахе пяти тысяч тенге, на которые упоением покупают себе «вкусняшек» и новую одежду.

Старик «Барин», поначалу, с появлением Калимы в их с Никоном узком кругу, поведший себя агрессивно, затем оказывается просвещенным человеком, бывшим педагогом. Он не понаслышке знает, что такое коррупция чиновников и их «особое» отношение к людям из разных социальных слоев. Его искренне волнует состояние армии и казнокрадство, из-за которых страна лишается лучшего будущего. Со временем выясняется, что несмотря на преклонные годы, старик не против вернуться в общество, устроиться на любую работу. Однако этому мешает пережитый им ранее ужас, – однажды он чуть не стал жертвой современной работорговли, когда бездомных людей группами увозят в неизвестном направлении, где за кусок хлеба заставляют трудиться на износ, пока от истощения или побоев бич просто не умирает в безвестности.

Калима, лишенная возможности говорить по-казахски, с радостью хватается за любую возможность слышать родной язык, а Никон, как и положено мужчине, делает все возможное, чтобы девушка, которая ему втайне нравилась, удовлетворяла эту свою духовную потребность. Он раздобывает где-то денег на батарейки для старого радиоприемника, откуда льется казахская речь.

Никто из людей «дна» не изображен автором в отталкивающем или отвратительном виде, напротив, грязный облик бездомных подается в повести лишь как малозначительная оболочка для доброго человеческого сердца.

И даже решение Калимы оставить ночлежку на берегу алматинского озера продиктовано таким тонким и естественным, но часто игнорируемым в современном обществе женским чувством – чувством стыда за любовный порыв, которым она ответила на страсть Никона на прохладной простыне озерной глади.

Неслучайная случайность приводит ушедшую со свалки девушку к воротам буддистского монастыря. Здесь ее принимают без лишних расспросов, как равную, потому что вера развивает в людях сочувствие и такт. Выполняя обряды и распорядок буддистской обители, ухаживая за бездомными детьми, которых приютило братство, Калима ощущает, что в пройденных ею испытаниях она обрела силу вернуться к себе самой. Та, кого внешне можно легко принять за отступницу: от семьи, веры, традиций, женственности на деле оказывается женщиной, нелицемерно, а искренне верующей и любящей жизнь и людей.

Интересны и культурно-речевые коды, заложенные автором в текст повести. Так, слово «Калима» является «паролем доступа» в исламе, это первое слово, которое должен произнести человек, признающий Всевышнего. Увидев за воротами покинутого ею монастыря основной символ мусульманства – месяц-серп на небе, Калима окончательно обретает себя, и в картине ее непростой жизни словно складывается последний пазл. Девушка наконец осознает главное: кто она, и где ее место в этом мире.

Сокращенное от имени Николай имя «Никон» созвучно понятию иконы. Таким образом, взаимопонимание, уважение и любовь Калимы и Никона олицетворяют тот духовный путь, который могут пройти вместе, в интеграции, люди и конфессии, страны и континенты в нашем раздираемом противоречиями мире.

Для общечеловеческого понятия данные явления вполне цивильны и свойственны во многих культурах. Однако монополизация отдельных и мелких цивилизации к могущественному на сколько справедливо?

Облик Калимы отчужденный, своих родных корней типический образ. Писатель через этот персонаж хотел показать последствие колонизации как пагубно отразился национальный иммунитет самоидентичности (не только среди женщин, а также среди всего казахского народа), как клеймо чужой ценности. А также после обретения независимости неклейменный на теле народа этот недуг исчезает не сразу, а постепенно с этим иносказанием автор старается достучаться до нашей души. Многие женщины до сих пор не понимают, что они потеряли свое национальное «Я» навсегда. В данный момент это национальная трагедия казахов: не знание родного языка, потерянный менталитет, несмотря на 30-и летнюю независимость дают о себе знать, и формируют «поколение без матери и рабов чужих культур».

Мать, не передающая своим детенышам Родного языка, который от Бога присужден к нациям, ведет родного народа целенаправленно к катастрофе, то есть, к уничтожению целого этноса и исторических культур.

Этот фактор самый опасный, он сопровождает к исчезновению нации.

В конце произведении героиня осознала свою миссию и повернулась лицом к истине – только при наступлении новолуния. Ее тонкая золотая грань и слабый луч, осветливщий тьму, порозила блуждающую девушку. Ее в подсознании всегда сопровождал Всевышний. Теперь созданная им луна к Калиме будто смотрела с пониманием и указывала верный путь. А Полумесяц это код национальной сознательности и начало тюркского менталитета.

По концепции автора нашествие цивилизации призывает быть бдительными, так как конкуренция между культурами ожесточается, поэтому казахские матери должны найти свой путь, когда-то указанный с выше всемогущим Тенгри. Эти мудрые высказывания писателя не оставляют никого равнодушным.

В каждой строке, в каждом слове повести автор транслирует нам свою убежденность: зловонное илистое дно жизни, на которое нас бывает, опускают обстоятельства, может стать опорой, оттолкнувшись от которой, мы получаем возможность обрести опыт и силы и стать лучшей версией себя.

Елена Трифонова,

филолог


Подписывайтесь на наш Telegram-канал. Будьте вместе с нами!


Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал Adebiportal.kz обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». Adebiportal@gmail.com 8(7172) 79 82 12 (ішкі – 112)

Мнение автора статьи не выражает мнение редакции.


Самые читаемые