Одна из причин пристрастия людей к порочному – безделье. Когда б он возделывал землю, занимался торговлей, разве мог бы он вести праздную жизнь?
Абай Кунанбаев

Главная
Литературный процесс
Только написав повесть, я в полной мере поняла, что пережила

07.07.2020 456

Только написав повесть, я в полной мере поняла, что пережила 12+

Думаю, что наши читатели ждали продолжения истории маленькой Томы. И судя по тому, что многие спрашивали меня об этом, могу даже уверенно сказать.

– Тамара, одним из вопросов, которые у меня спрашивают наши читатели, это – ваша биография. Когда родились? Мне интересно как вы запомнили все, что происходило с вами в детском доме? А что вы помните о своих первых шагах?

– Я родилась в 1961 году. Говорят, дети не помнят этого, но я помню, где я научилась делать свои первые шаги. Это произошло в Детском доме, в доме малютки. Помню, как мы все болели, плакали в своих маленьких кроватках и звали к себе. Нам всем детям мерили температуру и давали лекарство. Да, ходить я научилась в Детском доме. Дети такого возраста все время живут в кроватках. Мир их ограничен. Наверно поэтому, как только прекращался контроль над детьми, они совершали поступки, которые трудно было объяснить взрослому человеку. В ночное время происходил всплеск неконтролируемого поведения, у детей оживала ночная фантазия, которая была полностью заглушена воспитанием в дневное время. Режим и дисциплина заведения не оставляли времени на саморазвитие ребенка.

– Но, вы находили время на саморазвитие?

– Я любила утренние часы. Они давали мне любопытному ребенку преимущество в свободе. Я просыпалась рано, и только протерев глаза бежала на улицу. Здесь я могла делать все что моей душе вздумается. Может поэтому со мной и происходили разные приключения. У домашних детей есть все и часто такие дети растут инертными, безразличными к окружающему миру. У меня было все ограничено, и я находила время получать удовольствие от жизни вставая в пять утра. До сих пор вспоминаю запах летнего утра. Чимкент в те времена был чистым городом. Не было фосфорного завода, не построены были и другие. Поэтому раннее утро всегда было для меня восхитительным. В это время мозг ребенка работает наилучшим образом, и ребенок растет. В эти самые минуты мне хотелось узнавать, пробовать, любить окружающий мир и любить его красоту во всех его проявлениях. Несмотря на режим, в условиях которых я росла, я была жизнерадостным ребенком.

– Да, радует, что вы умели радоваться жизни, даже если условия были не такими. А какой вы были в школьные годы?

– В школе, для меня было странным видеть, как домашние дети ведут себя. Ждут, когда придут за ними родители, когда дом находился рядом. Мы, были намного самостоятельней, сами принимали решения, а эти дети, все время ждали что скажут мама или папа. Это меня всегда удивляло. Я не могла понять почему мы разные. Мы были решительны в своих действиях, хотя нам было все запрещено, они меланхоличны во всем.

– Расскажите о ваших студенческих годах? Наверное, и в это время у вас было много сложностей?

– Когда поступила на первый курс мединститута все были рады за мой успех, но мне и маме было не до радостей, мы вдвоем понимали, что целых шесть лет я буду выживать. Зная, как тяжело жить моей семье, у меня и в мыслях не было просить у них помощи. Желание хорошо наесться меня преследовало всю мою жизнь. Как только по телевизору показывали, как люди едят, я подходила к холодильнику и искала в нем, что-нибудь вкусненькое. Есть мне хотелось начиная с того момента как меня забрали домой с детского дома, до того момента как мы с мужем встали на ноги. 12 лет. На четвертом курсе я вышла замуж за своего сокурсника. У нас родилось двое детей. Интернатуру и ординатуру мы проходили по месту жительства мужа. Восточно-Казахстанская область, Зыряновск и Серебрянск. Прошли хорошую школу по своей работе и получили опыт. В то время в ВКО был сильный врачебный состав. После прохождения ординатуры нас по рекомендации пригласили на работу в Семейно-врачебную амбулаторию Алматинской области.

Помню, когда я поступила в наш АГМИ, из меня энергия лилась через край. Я не могла усидеть на одном месте, нужно было везде побывать и узнать. Я поступила в мед институт через подготовительные курсы. Было нелегко учиться на одну стипендию. Ведь другой помощи не было. Мои родные год не знали, что я учусь. Мне все время хотелось есть. Я до такой степени была голодной, что предложи мне кто работать в столовой за чашку супа, я бы не оглядываясь бросила подготовительные курсы и ушла. В день первого вступительного экзамена на первый курс института, я сидела за партой и писала диктант. Преподаватель диктует, а я не успеваю за ней. Мне сделали замечание на всю группу. Я встала и сказала, что плохо вижу, что пишу, буквы размытые и цветные круги плавают перед глазами. Наши ребята засмеялись. А преподаватель спросила:

– Ты когда последний раз ела.

Мои однокурсники сказали ей, что я учусь на одну стипендию и мне никто не помогает. Она отправила меня в столовую и в студенческую поликлинику на определение гемоглобина в крови. У меня был низкий гемоглобин. Как я вообще на ногах еще ходила?

– У вас есть в планах продолжить писать о приключениях Томы. Или думаете о создании другого произведения? Какие планы в творчестве?

– Как закончу ремонт дома, допишу книгу «Колючка». Потом напишу вторую часть книги «Заберите меня домой». Вторая часть будет называться Ася. Это книга будет написана о жизни моей сестры. То, что я пережила, это абсолютно разные вещи. У нее было тяжелое детство, о котором надо обязательно написать.

– Кстати, в книге я почему-то не видела той части, где вы встретились с Асей.

– С сестрой Асей мы встретились дома, когда мама забрала меня домой. Мне уже было 13 лет. Она училась в строительном училище и самостоятельно приезжала по воскресеньям домой. Но дома она так и не осталась жить.

– Мне интересно, как сложилась судьба ваших друзей.

– Своих детдомовских ребят я видела в Чимкенте. Их по окончании школы всех увезли в город Ковров, Московской области. Это были выпускники 6, 14 и 15 детских домов. С ними увезли Асю. Кстати, Ася хорошо помнит отца нашего Президента Токаева. Токаев Кемель был воспитанником 15 детского дома и став уже писателем, часто приезжал в детский дом и дарил детям свои книги. Детский дом гордился таким знаменитым выпускником. В музее детского дома стоял на первом плане портрет Токаева старшего. После прохождения курсов выпускники должны были получить специальность ткачих. Но почти все вернулись в Казахстан.

– Что потом случилось с ними?

– Я училась на первом курсе, когда мы с Асей поехали в гости к подруге, бывшей воспитаннице детского дома из моей группы Наташе Рисовой. Мы с ней вместе в первом классе воровали ручки. Помню, какое уныние я испытала. Наташа вышла замуж за человека на 15 лет старше ее. У него были свои дети и она еще в положении. Они жили в какой-то лачуге. Платье на Наташе было застирано до дыр. Есть было нечего. Я спросила подругу: «Зачем ты вышла замуж?» Она даже не смогла ответить на мой вопрос. И таком положении находились почти все наши девочки. Многие детей рожали и снова отдавали в детский дом. Там хоть за детьми был уход, и матери знали, что их ребенок будет жить. Мальчики почти все сидели в тюрьме. Помните я писала о малыше. Когда новорождённый ослик сосал мать, Андрейка заплакал, вспомнив свою мать. Андрей вырос, стал красивым молодым человеком, и как только вышел в самостоятельный путь, попал в тюрьму. Панаитиди, это который задачи по математике, щелкал как семечки, только он из всей нашей группы 30 выпускников, смог своими силами поступить в техникум. Света – моя лучшая подруга, нашла себя в материнстве. Вышла замуж за человека, который был влюблен в нее с первого класса.

Многие наши девочки выйдя в самостоятельный путь делали ошибки. Я этот путь прошла дома, будучи ребенком. Жизнь дома, была далеко не сахаром именно это мне и помогло справиться с трудностями какие мне преподносила судьба. Я видела, что происходило с моими одногруппниками и понимала почему так им сейчас нелегко. В 12 лет я узнала, что такое предательство, ложь, обман, и многие вещи которые происходят в социуме. Но мне все это помогла перенести моя семья. В чем разница обычного ребенка от детдомовского? Ребенок, который живет в семье, самостоятелен, как только он заканчивает школу. То есть в 17 лет. Детдомовскому выпускнику понадобиться еще 17 лет, чтобы восполнить тот вакуум, в котором он все эти годы находился. Представляете, целых 17 лет. И речь идет уже не о ребенке, а о молодом человеке. Оттого что у моих подруг этого опыта не было, они прошли всю тяжесть жизни не только на себе, но и на своих детях. Только воспитывая уже своих детей они получили то, что дает семья.

– Да, печально. Обложка книги полностью соответствует с ее сюжетом. Кто ее придумал?

– Обложку мне помог создать мой спонсор по изданию книги Денис Кулькин. Всегда буду ему благодарна за помощь. Рисунок ребенка на обложке срисован с моей фотографии, который мне отдали на память в Детском доме. Мне на этой фотографии 5 лет. Там, где девочка идет с женщиной взявшись за руки, картинка, нарисованная художником с моих слов. Это образ моей мамы.

– А как вы выбрали название? Были ли у вас сложности с выбором названия, может, были и другие варианты?

– Книгу я сначала назвала "Исповедь ангела". А потом изменила название. Почему Ангела, спросите вы. Дети, которые живут в Детском доме, считаются детьми Ангелов. Ведь многие их родители по воле судьбы, находятся на небесах.

– Хотели бы вы сейчас изменить что-то в этой книге?

– Нет. В своей книге я ничего не хочу менять, но вот кое-где поправить текст и добавить, хочу.

– Был ли у вас образ читателя во время работы над книгой?

– Образ читателя? Нет. Не было. Перед моими глазами стояла непростая жизнь ребенка. Только написав повесть, я в полной мере поняла, что пережила.

– Какие чувства вы хотели вызвать у читателя?

– Сначала у меня абсолютно не было никакого желания вызывать какие-либо чувства, но начав одну историю о жизни ребенка, живущего за забором, я уже просто не могла остановиться. И подумала. Пусть читатель узнает, как живется детям без родителей и пройдет вместе с маленькой девочкой весь путь от первых ее шагов, до взросления. Кто знает, может прочитав повесть о ребенке, люди при заведении ребенка в семье, сначала хорошо об этом подумают.

– Ухань, город, который знаком нам не с очень хорошей стороны. Но пусть благодаря вам у наших читателей будет другая ассоциация с этим городом. Расскажите нам, как вы связались с ними? О чем договорились? И как вам пришла эта мысль?

– Ухань. Об этом городе я узнала, когда прочитала новости в Facebook. В январе 2020 года в китайском городе Ухань, бушевал Covid19. Это одиннадцати миллионный город, если я не ошибаюсь. Конечно, я переживала за людей. Вирус ежедневно уносил жизни, и в знак сочувствия и сострадания я решила предложить свою помощь. Как раз моя книга только была издана. Я написала письмо в Facebook о решении предложить свою книгу жителям г. Ухань. На моё письмо откликнулись. Я отправила электронный вариант книги, и через два месяца пришел ответ, что с книгой ознакомились и ее хотят перевести и издать для школьников и студентов колледжей. Но из-за пандемии, книги на русском языке до сих пор не имею возможности отправить.

– Не буду спрашивать о книгах, но, как человек, повидавший в этой жизни много трудностей, какие советы вы дали бы нашим читателям?

– Какой совет я дала бы людям? Чтобы ни произошло с вашими родными, знакомыми и не знакомыми людьми, не осуждать. Не тратьте свое драгоценное время на то, чтобы кому-то, что-то доказать. Человек проживает свою жизнь, так, как ему предначертано. Не позволяйте поселиться обиде в вашей душе.

Любите и лелейте в своем сердце любовь к человеку, до последнего своего дня!

– Большое спасибо за беседу! Думаю, ваша история поможет многим людям ценить то, что они имеют. Даже я, с помощью вашей книги пережила жизнь детдомовского ребенка и стала еще больше ценить своих родителей. Спасибо!


Подписывайтесь на наш Telegram-канал. Будьте вместе с нами!


Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал Adebiportal.kz обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». Adebiportal@gmail.com 8(7172) 79 82 12 (ішкі – 112)

Мнение автора статьи не выражает мнение редакции.