Одна из причин пристрастия людей к порочному – безделье. Когда б он возделывал землю, занимался торговлей, разве мог бы он вести праздную жизнь?
Абай Кунанбаев

Главная
Авторы
Валерий Шевчук

Валерий Шевчук

Рейтинг: 0.000
Биография
Книги
Аудио
Персонажи
Фото
Видео
Аудиофайлы
Об авторе
Кураторы
Стань куратором

Валерий Александрович Шевчук — украинский советский писатель-шестидесятник, мастер психологической и готической прозы, автор ряда литературоведческих, культурологических и публицистических работ, родился 20 августа 1939 года в городе Житомир Украинской ССР Советского Союза. И хотя Второй Мировой войны, которая тогда начиналась, он не видел и не помнил, но в своих произведениях он не раз возвращался в те годы. Было у меня достаточно богатое событиями и впечатлениями детство, и не удивительно; память моя началась фиксироваться с четырехлетнего возраста - был это 1943 г. Ребенком, мне было свойственно все время куда-то забредать и постоянно теряться. Впервые это произошло как раз в 1943 г., когда, рассердившись на брата, я двинулся в белый свет искать мать, которая тем временем пошла на базар, и забрел на житомирскую Смолянку, именно туда, где, как рассказывали, варили детей на мыло. Тогда же я впервые попал в прессу: в оккупационной газете было напечатано объявление о моей пропаже, житомирское радио тоже об этом объявляло. Меня, однако, на мыло не сварили, я был счастливо найденный родителями и отправленный домой, за мной теперь внимательно присматривали, что не помешало мне еще несколько раз потеряться - это фатальное пристрастие я описал в рассказе Первая бессонная ночь. Как видно, личности творческой даже невзгоды идут на пользу.

 

Родился в семье швеца, значит, я натуральный Шевчук, - замечает Валерий Александрович Шевчук, в доме, где со звуками ткацкого станка звучали произведения украинских классиков - отец любил, чтобы жена во время его рабочего процесса читала вслух Нечуя-Левицкого, Панаса Мирного.

 

Первый интерес к литературе Валерий позаимствовал у брата. Будучи, из-за частых болезней, привязанным к кровати, брат находил единственную утеху в чтении, а книги доставал ему отец с фабричной библиотеки, и то были взрослые книги. Так, в пересказах брата взрослых книжек, состоялось знакомство украинского классика с классиками мировыми - Бальзаком, Диккенсом, Золя... Очевидно, брат был талантливым рассказчиком, так как больше возвращаться к этим авторам Валерий потребности не ощущал - интерес был удовлетворен.

 

Первые шаги в литературе (как бывает и в жизни), сопровождались первыми падениями. Вдохновившись первыми поэтическими пробами пера брата, Валерий Шевчук начал писать и сам... однако, до попыток куда-то свои попытки отсылать так и не дошло - их откровенно высмеивал даже брат - лишенные ритма, образов... Откровенно говоря, я никогда не знал, как писать стихи - признавался позже писатель.

 

Впрочем, позже, уже войдя в литературу, Валерий Александрович Шевчук ни раз возвращался к стихотворной форме, однако так и не опубликовал ни одной рифмованной строки. Почему не печатал? А не хотел. Хотелось иметь что-то сокровенное для души, что-то такое из искусства, что... ну, не продается [...]. Мне аж как-то приятно, что она [поэзия] у меня есть, а ее никто не знает... В старших классах кумирами стали Генрих Гейне (разумеется, любовная лирика), и, со временем, Василий Чумак, совершивший буквально переворот в сознании Шевчука.

 

В 1956 г., закончив школу в Житомире (где учился без особых усилий и вдохновения, ведь блестяще учиться мне не давала моя нетерпеливая натура да и то, что наука слишком легко мне давалась), подался, по стопам брата, в техникум. Сдуру выбрал специальность слесаря-механика, хоть к занятиям с металлом имел непреодолимое отвращение. [...] Руки у меня были побитые, металл я ненавидел, ходить на занятия не хотел. Судьба надо мной сжалилась. Неожиданно курс механиков закрыли (кстати, уйти из училища тогда было невозможно), и мне, да и другим предложили перейти на другой курс. Я решил стать бетонщиком, поскольку там учились меньше всего - 10 месяцев, - уже чувствовал. Что попал не туда. А притягивала меня все больше и больше украинская филология, собственно, литературоведение...

 

К храму науки (т.е. Киевскому университету им. Тараса Шевченко) молодого Шевчука привели две любви - к девушке (которая туда поступала), и к философии, которой он увлекся в то время не на шутку - работая на заводе, пытался читать философскую литературу (в том числе Гегеля) и считал по юношескому тяжко мудрым, а своим духовным поводырем мысленно определил себе Григория Сковороду. Правда, поступив на историко-философский факультет, герой был болезненно свергнут с воображаемого Олимпа знаний - количество доступной литературы и информации шокировала. Правда, он быстро избавился от этого внезапно возникшего комплекса неполноценности... Начался новый этап моей жизни - студенческий. Первое, что я совершил: подался в каталоги университетской библиотеки. [...] Я пересмотрел карточки, и у меня аж помутнело в голове, аж нехорошо стало: [...] моя образованность пока еще совсем мизерная, моя самоуверенность, будто что-то познал в этом мире, стоит смеха... [...] Вскоре я увидел, что учебный процесс в университете совершенно схоластизированный, вот и решил относиться к нему формально, а всю энергию направить на самообразование, что и сделал. И вот, мои дни были наполнены так. Приезжал раненько на лекции, на первой перемене бежал в библиотеку, бросал в ящичек на заказ книжки, а когда они были выданы, брал на лекции, где эти книги и штудировал. После бежал на обед, с обеда - снова в библиотеку и просиживал тут частенько до 10 вечера, когда библиотека закрывалась. [...] Ясное дело, некоторое время отводилось для девушек и кино, на вечера в Союзе писателей, в клубе Рабис на улице Ленина, концерты в Малом зал консерватории (еще с Житомира увлекался классической музыкой), изредка театр и филармонию, так как денег у меня было весьма мало... Кстати, свое трепетное, даже несколько фетишное отношение к книгам Валерий Александрович Шевчук вселит в своих героев в мистично-психологическом романе-балладе Дом на Горе.

 

Жизнь раскрывала все больше и больше новых дверей, появились поэты-шестидесятники, литературные студии, мастерские... (СИЧ - студия имени Чумака, Молодежь...). Я был тогда поэт и скоро влился в жизнь литературной богемы, моими ровесниками были И. Драч, М. Винграновский, И. Жиленко, В. Пидпалый, М. Сынгаивский, М. Сиренко, С. Зинчук, О. Булыга, В. Житник, Г. Кириченко, В. Кравец, А. Симьячко, Н. Кащук и др. Скоро я почувствовал, что в поэзии мне тесно, и с 1960 года стал писать новели, еще довольно слабенькие. [...] в 1961 дебютировал довольно слабым рассказом Настунька в сборнике Венок Кобзарю [...] Весной 1961 года литературная студия СИЧ выдала стенную газету Запев, в которой было впервые подано поэму И. Драча про Т. Шевченка, стихи других студийцев, мой рассказ Что-то хочется [...]. На этот рассказ был острый отзыв в университетской газете За советские кадры моего однокурсника И. Варавы: Что ж ему хочется? - это первый печатный отзыв на мое творчество, ясное дело, негативный. Впрочем, всему свое время. И серебряный час Валерия Шевчука, теперь одного из патриархов современной украинской литературы, тоже пришел, и ни неудачливому дебютанту, ни его критикам и в голову не могло прийти, что за этим последуют переводы на 21 язык, орден Ярослава Мудрого, членство в Союзе писателей, более 500 изданий и публикаций, а главное - круг читателей, без чего любое творчество теряет смысл...

 

На сегодняшний день, работая, большей частью, над научными произведениями, Валерий Александрович Шевчук весьма огорчается, когда его называют живым классиком и вставляют его произведения в школьные и университетские программы, утверждая, что быть популярным он не хочет и не может - Мои книги не для широкой аудитории, - говорит он, и добавляет, цитируя Бернарда Шоу: Молю Бога, чтобы мои произведения не вводили в школьные программы, так как все дети Англии возненавидят мое имя. 


Источник: livelib.ru