Одна из причин пристрастия людей к порочному – безделье. Когда б он возделывал землю, занимался торговлей, разве мог бы он вести праздную жизнь?
Абай Кунанбаев

Главная
Литературный процесс
Фиалка, созданная вновь

20.09.2017 2461

Фиалка, созданная вновь

Касымхан Бегманов – поэт-лирик, который получил свою оценку в казахской литературе. И мы уверенно можем сказать, что он один из самых известных авторов, чьи стихотворения читают наизусть. Прежде чем говорить о его произведениях, хотелось бы учесть мнения известных поэтов об авторе. Кадыр Мырза Али в предисловии на книгу Касымхана Бегманова отметил: «его поэзия далека от фрагментности, поверхностности, спешности и халатности. Пишет вычерпывая все до последней капли. Умеет делится на очень мелкие части, как ртуть. Потом, после того как все выскажет, обратно собирается, объединяется как ртуть. Это закон природы, который принадлежит всеобщему своеобразному существованию».

0ebbaaa9dae956d3ec74f3ec58ce0610.jpg

Касымхан Бегманов умеет украшать и наряжать поэзию, как изумительную и юную красавицу. Если уметь обращаться с поэзией, его можно обратить в очень ценное наследие, о котором будут говорить не только в период его жизни, но и в будущем. Оставить свой след в казахской литературе на все времена. По-моему, Касымхану Бегманову такая участь обеспечена.

Теперь попробуем ответить на вопрос, что же нового в его произведениях для русской литературы? Чтобы ответить на него, стоит учесть то, что поэзия не делится на нации. Поэтому, переводить стихотворения самых выдающихся авторов казахской литературы является актуальным. Касымхан Бегманов пишет такие произведения, которые могут быть интересны не только казахскому народу, но и нашим соседям. Он знакомит их с разными городами Казахстана, умело описывая их и выражая свои чувства к этим городам с помощью своих стихов. В стихотворений «Куренбел» автор улавливает нотку ностальгии по своей молодости связывая его с холмами Куренбела.

Куренбела холмы позабыть не могу,

Беззаботные годы прошли в их кругу.

Был тогда я зелёным юнцом, и стихи

Для тебя лишь одной сочинял – не солгу!

(Есiмде Күреңбел қырлары,

Беймаза жылдарым зырлады.

Ол кезде бозбала ақын едiм,

Бiр сен деп төгiлген жырлары.)

Касымхан Бегманов – лирик. Он весьма активно применяет в своих стихотворениях любовную и пейзажную лирику. Новые звуки и краски наполняют его любовную грусть и переживание. Мы знаем, что тема любви никогда не потеряет свой смысл. В его творчество находит место не только любовь к девушке, но и к матери, к родной земле и краю. Вспоминая о сказках своей матери он связывает это произведение с родным краем и его прелестями.

Материнская сказка мне вспомнилась вдруг.

Я прошёл половину дороги земной.

Столько стало забот,

но ведь сузился круг…

- Мать святая моя,

ты в душе,

ты со мной!

(Еске түстi ертегi апам айтқан баяғы,

Менiң өмiр сапарым жер ортаға таяды.

Тiрлiк болды, бұл өмiр

ештеңе де ұтпайтын,

Қайран анам,

жан анам,

бiр сәт естен шықпайтын)

Один из известных поэтов Россий Михаил Синельников является признанным мастером стихотворного перевода. Многие поэты отмечают то, что Синельников обладает незаурядным поэтическим дарованием. При чтении его переводов можно заметить, что он сумел сохранить национальное своеобразие Касымхана Бегманова. Сохранил дух и время его произведении, а так же точно и красочно воспроизводил все мысли автора.

dc1b0c0541d4c10a914699e206005fe6.jpg

Английский поэт Перси Биши Шелли сравнил процесс перевода стихотворений с фиалкой в тигеле, он говорит, что: «стремиться передать создания поэта с одного языка на другой – это то же самое, как если бы мы бросили в тигель фиалку, с целью открыть основной принцип ее красок и запаха. Растение должно возникнуть вновь из собственного семени, или оно не даст цветка, - в этом-то и заключается тяжесть проклятия вавилонского смешения языков». Михаил Синельников смог полностью вникнуть в глубину творчества Касымхана Бегманова и приблизил русскоязычную аудиторию к его творчеству. Самое ценное в этих переводах то, что он смог вновь создать фиалку.

* * *

Двадцать лет лишь во снах ты являлась моих.

Как же смог без тебя я остаться в живых?

Этих глаз, этих губ, звуков голоса - я

Так неистово жаждал – они всё свежи!

Вот стою пред тобой…

Как я выжил, скажи?

Ты была, как цветок, - есть такие цветы,

Что грустить заставляют пленённую душу.

Я в разлуке с тобой

– это знала ли ты? –

Был, как рыба, что выброшена на сушу.

Был я с детства степного и крепок и крут,

И с тоской вспоминаю о давнем начале…

В сорок лет время крепости брать,

и берут!

Ну, а я приуныл, изнемог от печали.

Рано, рано другую в пути я обрёл…

А любовь, словно роща, шумит, зеленея.

Вечно светел твой образ,

любви ореол

Никогда не угаснет над жизнью моею.

* * *

Жиырма жыл көрмегенмiн, көрмегенмiн,

Қалайша тiрi қалғам, өлмегенмiн.

Көзiңе, ерiнiңе, әуезiңе,

Өлердей болып жаным,

шөлдегенмiн,

Алдыңда тұрмын мiне, өлмегенмiн.

Мұңды қосқан аяулы гүл есiмге,

Алғашқы кездескен кез жүр есiмде.

Жағаға шығып қалған

балықтаймын,

Мен сенi көрмеген күн, бiлесiң бе?

Жасымда ширығатын,

шыңдалатын,

Жаным-ау әдет таптым мұңданатын.

Қамал алар қырықта

дәрменсiз қап,

Халге де жеттiм бiлем жынданатын.

Өзгемен шығып кеткен басына ерте,

Махаббат таңғажайып жасыл өлке.

Мәңгiлiк бала бейнең елес болып,

Өмiрден мен де өтермiн асыл ерке...

* * *

Как река, рвусь из русла и всё же вернусь.

Я слезой, что упала с ресниц, окажусь.

Внял я недругам, душу язвившим не раз:

На себя, словно вчуже, гляжу я сейчас.

Тело в муках.

Огарок я предков своих,

Прораставших из пепла пожарищ былых.

Неразлучны здесь песенный дар и нужда…

Вот на лица осенняя брызжет вода.

Негасимым огнём я объят, обуян -

С малых лет стал недугом моим Казахстан.

Дни и ночи тоски не бывали пусты.

О, не все доживали до дней суеты!

В то же русло я вновь, как бывало, вольюсь,

Я слезинкой с ресниц твоих малой сорвусь.

* * *

Сыймай аққан арнаға түбi өзендей толармын,

Үзiлетiн жанардан бiр тамшы жас болармын.

Мән бердiм де бiр күнi жауларымның сөзiне,

Өзiм шығып өзiмнен қарап көрдiм өзiме.

Денем менiң дене емес, көрмесi екен сырқаттың,

От кешiп кеп көктеген сынығы едiм ұрпақтың.

Жоқтық пенен ақындық жағаласып туады,

Күзгi тамшы жүзiңдi қайта-қайта жуады.

Кеудемдегi лаулаған сөндiредi өрттi кiм,

Қаршадайдан қазақ деп келе жатқан дерттiмiн.

Сағынышпен өттi айлар, сағынышпен өттi түн,

Бұлың-бұлың бұл күнге жетпедi кiм, жеттi кiм?

Шалқып жатқан арнасы түбi өзендей толармын,

Үзiлетiн көзiңнен бiр тамшы жас болармын.

Вечерний вокзал

Вот вечер, дорога моя черна,

А вокруг намело снегов.

Это – путь в отдалённые времена.

К отправленью состав готов.

Вот собака, выбежав из-за угла,

Как-то мерзостна и жалка,

Всё обнюхала, рощицу обошла…

Слышу ругань проводника.

Уезжаю, а в мыслях такой разброд –

Столько радостей, столько бед!

Будет шум на вокзале всю ночь напролёт,

Вдоль дороги не меркнет свет.

Жизнь прошла, пронеслась через эти места,

Небо родины блещет над ней.

Но в душе моей странная пустота.

Поезд движется всё быстрей.

И готов ли я к встрече? Ну, что со мной!

Сердце ноет…Но что верну?

Скоро выйду из поезда в мир степной,

Окунусь в его тишину.

КЕШКІ ВОКЗАЛ

Қары тау боп үйілген,

Қарауытып жол жатыр.

Жүгі тең-тең түйілген,

Состав темір жолда тұр.

Шыққан канден бұрыштан,

Тіміскілеп бау ішін.

Әлдекімді ұрысқан,

Кезекшінің дауысын.

Кетем қазір зулайды,

Сан оқиға ойымда.

Кешкі вокзал шулайды,

Темір жолдың бойында.

Өтті осылай өмірім,

Туған елдің аспаны.

Құлазып тұр көңілім,

Поезд жылжи бастады.

Кездесуге әзірмем,

Суылдайды жүрегім.

Түсіп қалып қазір мен,

Тыныштыққа сіңемін.

* * *

Кобыз в душе унылой не утих,

И девочка всё та же в снах моих,

И осень безысходна, но весною –

Как будто возвращение родных!

Учителя пресветлый вижу лик.

Не позабыть мне тех, кто был велик!

По старшим братья часто я тоскую,

В лебяжьей стае их искать привык.

Мне их стихи, их память дорога,

Их чтят родные степи и луга.

Всегда, всегда на встречах с молодёжью

Возникнут Кадеке и Тумага.

Они любили горы и коней…

Часть тайных дум прикрыта дымкой дней,

Но что в мечтах иное у поэтов,

О жизни повествующих своей!

* * *

Көңілімде күңіренген қобыз бар,

Қиялымда сол баяғы со қыз бар.

Қоңыр күздер сыздатқанмен жүректі,

Көктем сайын оралады абыздар.

Ұстазыңды іздегенге бар ма айып,

Асылдардан тағы айырылып қалмайық.

Қайтқан қаздың қаңқылынан іздедім,

Екі ағамды сағынғанда сарғайып.

Қос көкемнің жыры маған ұнаған,

Елі сүйген, жері сүйген ғұламам.

Кездесуде қойылады сұрақтар,

Қадекең мен Тұмағамды сұраған.

Маң даланың сүйген тауын, құлынын,

Шетін сездік тереңдегі сырының.

Ақындарда арман бар ма, шіркін-ай,

Жырларымен жазып кеткен ғұмырын.

* * *

Жиделибайсын –

покатилась слеза по песку.

Мне тайна столетий

свою завещала тоску.

Да, грусть вековая завещана предками мне.

Край горных цветов и озёр голубых

запоёт.

И солнце растопит в груди моей горестей лёд.

Поведаю тайну старейшин, служивших стране.

Вот ряд их надгробий, застывших в покое своём.

И слёзы текут, мне степную застлавшие даль.

Вот клин журавлей, улетающий за окоём,

И словно бы осень

мою разделила печаль.

Жила в поколениях

тайна окрестных долин,

Её от отца непременно наследовал сын.

И все удалились из бренного мира

в мечтах,

Однажды собравшись, всем вместе поехать в Байсын.

Отчаянье это я видел, когда подрастал.

Не смел я расспрашивать, слишком был робок и мал.

Моё одиночество

вышло из этих начал.

От дум неотвязных тогда изнемог я, и вдруг

Вновь в сердце моём поселился знакомый недуг.

Нет высших народов, они и в злосчастьях равны,

Но этот недуг – вековечное горе страны.

Великая степь – как чапан, что лишён рукавов.

- Жиделибайсын, о тебе мои грёзы и сны!

Жиделибайсын,

это – слёзы из горестных глаз.

Так сердце моё, изнывая, трепещет сейчас,

Как будто бы,

вспыхнув, и с неба упав моего,

Звезда раскололась, и грохот пустыню потряс.

Иль там от рубахи моей

оторвали лоскут,

Где от Самарканда к Байсыну

барханы текут!

- О, друг мой, с тобою там много дорог одолев,

Байсынского ветра

мы слышали скорбный припев!

… Ну, что тут поделать!

Из области давних легенд

Пошли по холму,

за которым белеет Ташкент.

- Байсын,

путь к тебе мне сегодня ещё по плечу!

Я с места сорвусь и, как птица, к тебе полечу.

Схоронены бабка и прадед в родимом краю.

Ищу я пропажу, приметы её узнаю.

Быть может, однажды найду я утрату свою

* * *

Жиделібайсын –

көзімнің жасы ыршыған,

Санама жетті-ау

ғасырлар сыры сыңсыған.

Бабамнан қалған қайғылы мұңы өлкенің,

Жазира белді,

көгілдір көлді көркемім.

Кеудемде қатқан шеменді мұздай ерітерім,

Өзің деп өткен шалдардың сырын шертемін.

Олардың бәрі бейітте жатыр тізіліп,

Көзімнің жасы үзіліп.

Тырналар кетті көкжиек асып тізіліп,

Жан ұқпас мұңлы сырымды,

тұрғандай мына күз ұғып.

Қаншама ұрпақ

ауысқан сыр ғой біртіндеп,

Ертіп кетердей ғайыптан біреу бір күн кеп.

Олардың бәрі жалғаннан өтті арманда,

Байсынға бірге барар ма екенбіз шіркін деп.

Соларды көріп өстім мен,

Сәби болғасын сұрай алмадым ешкімнен,

Содан да болар

жалғыздық дертін кештім мен.

Қажытты-ау түнде қамалап ойлар қаңғырған,

Сағыныш дерті жүректе қайта жаңғырған.

Ұлттан ұлттың десек те қалқам кемі жоқ,

Сан ғасырларға созылған дерт бұл – емі жоқ...

Ұлы сахара шапандай болды-ау жеңі жоқ,

Жиделібайсын атамекенім – теңі жоқ.

Жиделібайсын –

жанардан жас қой төгілген,

Жүрегім бе екен атқақтай соғып егілген.

Қабырғам ба екен

біртіндеп тұрып сөгілген,

Құйрықты жұлдыз ағып бір түскен көгімнен.

Жұлынған жағам

жат жанның кеткен қолында,

А, ана Самарқанның

Байсынға барар жолында.

Сырласым менің екеуміз қанша мұңдастық,

Байсыннан соққан

шерлі жел үнін тыңдастық.

...Амал жоқ кері

Ташкенге барар қырды астық.

Байсын,

мен саған түбінде бәлкім соғармын,

Өзіңе қарай құстайын қанат қағармын.

Қабірі қалған әжем мен онда бабамның,

Жоқ іздеп шыққан жолаушы едім кім білсін,

Жоғымды содан табармын.

* * *

Уходит моё дитя во чреве красавицы той,

Из глаз моего отца ушёл его день золотой.

Уходят силы мои, всё меньше их для борьбы.

Уходят, а всё одно не скажешь времени: «Стой!»

Уходят волна за волной казахи –

за рядом ряд.

Уж так обижают их и знают ведь, что творят

Те, что в моей степи из рая делают ад.

Когда умираешь ты, песок остаётся в глазах.

Сейчас тот обычай забыт, что издревле знал казах.

Терпенье уходит моё,

сдерживаюсь едва,

Кончаются силы мои и всех увещаний слова,

Уже иссякает восторг перед земной красотой,

Вот уж уходит пора веселья и удальства.

Должно быть, вселенная вся уходит в любом старике,

И тяжкий остался навет, а лучшие дни вдалеке.

Вот так и уходит жизнь, тая изо дня в день,

И друг уходит святой, бесценный мой Кадыке.

Подумай: настанет день, уйдут и все от тебя,

Виденья твои уйдут во всей красе от тебя.

Кто любит народ родной, тот грусть мою и поймёт.

Израненная душа, изныла она, скорбя!

* * *

Ана арудың бойында балам кетіп барады,

Жанарында әкемнің заман кетіп барады.

Алысуға дұшпанмен күннен күнге, бауырым,

Шамам кетіп барады.

Толқын, толқын, толқын боп

қазақ өтіп барады,

Қазағымды қорлаған мазақ өтіп барады.

Жұмақ емес даламды тозақ етіп барады.

Өлгеніңде көзіңе құмы тұрып қалады.

Дәстүрім мен салттарым ұмытылып барады,

Күннен күнге қайтейін,

төзім бітіп барады,

Жетесізге айтуға сөзім бітіп барады.

Сұлулыққа лап етер сезім бітіп барады,

Ойнап күлер бал дәурен кезім бітіп барады.

Жүрегінде шалдардың ғалам кетіп барады,

Мойынымда, ескі дос, жалаң кетіп барады.

Осылай да осылай дәурен өтіп барады,

Қадекеңдей асылым, әулием өтіп барады.

Ойлап тұрсаң жаныңнан бәрі кетіп қалады.

Сондықтан да көңілім қаралы ғой қаралы.

Ұғар менің мұңымды елді ойлаған саналы,

Қайран менің жүрегім жаралы ғой, жаралы.


Подписывайтесь на наш Telegram-канал. Будьте вместе с нами!


Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал Adebiportal.kz обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». adebiportal@gmail.com 8(7172) 57 60 13 (вн - 1060)

Мнение автора статьи не выражает мнение редакции.