Одна из причин пристрастия людей к порочному – безделье. Когда б он возделывал землю, занимался торговлей, разве мог бы он вести праздную жизнь?
Абай Кунанбаев
Главная
Литературный процесс
Девушка, в которую был влюблен поэт Жумекен

11.07.2017 447

Девушка, в которую был влюблен поэт Жумекен

12ec96e531abc3399029b49da4c58bc1.jpg

Лично я не понимаю тех критиков, которые тратят слова говоря о том, какой поэт Жумекен Нажмиденов. Его углубленность, деятельность, возродившая казахскую поэзию, как новый лемех, ясная картина, как давшая слепому трость. Ведь это не только представление, но и явление. Казахским критикам нужно перестать оценивать творчество поэтов и писателей всеобще. Это будет несправедливо перед совестью, слабостью перед литературой. Сравнительно, у поэта может быть и качественные, и не качественные стихи. Даже произведение не всегда пишется на одну тему.

Кадыр Мырза Али о поэте Жумекене сказал: «Я всю жизнь признавал его. И сейчас для меня один из сильнейших поэтов – Жумекен Нажмиденов. Даже когда начал писать лирические стихи в молодости, думал «как на это посмотрит Жумекен». Как смотрел поэт Жумекен на нежные стихи, которые играют на струне чувств и на произведения, проявляющие намек на влюбленность? Несколько лет назад один критик оценил, что: «Жумекен - поэт интеллект. Он не морочит голову на мелочи, не пишет стихи, заботясь о личной выгоде. Постоянно заводит темы о народе». Я не согласен с этим мнением. Поэт затрагивал почти все проблемы, касающиеся человечества. А отличать их мелкость и масштабность, наверное, наша задача.

А теперь, на каком уровне лучше рассматривать знак чувств между парнем и девушкой? Очевидно, что это не несет груз проблемы народа. Внутренняя борьба личности принимает вид хаоса, ты сбиваешься со счета, моменты, когда ты повинуешься желанию сердца встречается у всех, начиная с ребенка до мудреца. Чувство не повинуется ни временем, ни измерению.

Лирическое стихотворение Жумекена Нажмиденова «Девушка, наливающая чай», написанное в твердые тридцать лет, мы можем полным основанием называть его классикой.

Что есть слаще этого на свете,

Что есть горче этого на свете.

Сладкость: не посметь смотреть ей в глаза прямо,

Горькость: в том что у нее есть строгая мама.

В стихотворении бывают пять-шесть банальных тем, которых поэты не перешагивают, куда должны касаться и ступня, и перо поэта. Вышеназванные понятия состоят из общих объектов, имеющих прямое отношение к жизни человека. В процессе чтения, когда читатель видит свою жизнь в стихотворении, он сожалеет, говоря такие слова: «ай, что еще можно сказать лучше этого?». Начинает верить человеку под именем поэт. Могущество в категории единения стихотворении начинается со среды этих тем. Потому что, у явления принадлежащего человеку не бывает грани, различии, отметки. Например, насколько умный любит свою Родину, настолько и глупый может это чувствовать. Так же в поэзии, основная часть распетых и убедительных стихотворений, превращенных в догму многочисленных читателей, являются любовные произведения. Достаточно взять на пример, что возле черноглазой, у которой есть и красота и родинка, разростаются и поэт-классик, и его преемники. Казахским поэтам в признании чувств не откажешь, не смущаются девушки, попавшие им на глаза. «Безрассудно сказал то, что хотел». Даже в самом строгом режиме не было ограничений на эту тему. Сам Ақтамберді, восхваливший героизм и гордость сказал свое мнение открыто:

«Отражая весь резец,

Обнимем ли красавицу».

Даже для не способной соперничеству по молодости и чистоте женщине, Магжан Жумабаев мечтал: «Пусть в небе солнце не смеется, а смеется лишь Гульсум!». Будет гармонировать, если вы скажете предлог о том, что я забыл «про Касыма, Толегена, Мукагали и еще кого-то, кто превосходил их». Длинный ритм, краткость мыслей: казахские поэты сравнивали своих муз, в кого были влюблены, со всеми, начиная от солнца до цветов. Правда в том, что между этими двумя естествами не осталось совсем ничего. Теперь включите туда рекламу Жумекена Нажмиденова на индийский чай. Кто же знал, что какой-то чай может быть настолько вкусным. Поэт изящно использовал эпитет «Девушка, наливающая чай» в форме литературоведения которую определил Ахмет. Мастерство поэта в том, что он не хранил свои чувства в себе, для того чтобы его выразить через стихотворения, он сделал композиционную структуру. Нить событии разведывает все твое воображение, как в прозе. Со стихотворного образа ты не избавишься лишь осмотрев глазами, а чувствуешь сердцем. Произведение и с моральной точки зрения ведет к большим понятиям. Дает знать о гостеприимстве казахов, о сюжетах, которые происходят за столом. Издавна в этой степи за столом решалось все, начиная от мелких дел до проблем народа. Если это стихотворение написали Европейские поэты, то название изменилось бы на «Девушка, которая продавала цветы» или Японские поэты написали бы как «Девушка, продающая книги», кто знает.

Все мужчины при виде красавиц становятся трусливыми, у них же есть привычка что, при увеличении тяжести на сердце, голова нагинается все ниже и ниже. Такое чувство, в основном, свойственно молодой любви. «Первая любовь начинается со школы» подтверждает наше слово. Может быть, все мечтания взрослых о школьных временах возрождаются с той мысли, что они хотят вернуть былые чувства. Но, если, опираться на стихотворения Жумекена Нажмиденова, такое чувство встречается и в возрасте вершины, то есть в тридцать. Суть простого принципа «красота спасает мир» тоже вышла отсюда.

Поэт Жумекен не обладатель неуживчивого мнения. Сравнительно он произвел произведения, убедившие и доказавшие читателю его суждения. Он - истинный мастер контрастного описывания изобразительного искусства. (В самом деле стихотворение и есть изобразительность?!). Известный способ «Сладкость – как правда, горькость – как вдохновение, Легкость – как пена, тяжесть – как гроб» сделает наше слово более дороже.

Мы остались довольны сладкостью «Чая, налитым девушкой». Теперь нам придется ломать голову над вопросом в чем же его «горькость». Поэт считает строгость матери «горькостью».

И отца ее судьба, сделала тоже строгим

Знал бы если, ты, мой друг это вкусно многим

В понятии казахов облик будущего мужа девушки формируется вокруг образа отца. Для казахской девушки слово отец – идеал. Вся ее гордость хранится вокруг выражения отца. Про это казахская мудрость подвела итоги лишь одним словом «девушке запрет в сорока домах». Жумекен Нажмиденов глубоко затрагивает эту тему. Не считая отца и матери, он еще включает бабушку, как хранительницу этой девушки. Это один из тех факторов, который показывает, что три поколения живут в мире и согласии вокруг одного очага.

Чуть жалея вы предложете мне, разворачивая чашку,

Сидя просто вы смущаетесь лишь невинно нараспашку.

Выпитый чай, кажется, только в горле грохочет,

Пригибание, грех тяжелый не простителен, быть может.

Бабушку ей непристойно предоставила судьба,

Не считая платок белый, она как кол, а не жена.

Здесь накрытый дастархан - как глубокое синее море,

В синем море как маяк, четыре глаза загорелись вскоре;

Два из них – на земле сидящая, скромная девушка сама,

Два из них – сидящего в почетном месте гостьи глаза!

Как приведено в стихотворении, у влюбленного человека много страданий, тяжелый грех, и он всегда печальный. Тоска влюбленного – очиститься, избавиться от грешных мыслей. Человек с такими чувствами смотрит на жизнь на одну голову выше других. Возгарание глаз парня и девушки за столом указывает на страстное желание к существованию. А так, за этим столом было же много других глаз. Они не четко видны в стихотворении, потому что их покрыл свет, энергия влюбленных глаз.

Это стихотворение Жумекена Нажмиденова описывает чувство, как оно есть без лишних слов. Даже его лирика формируется на счете. Может найдутся и те кто скажет что «в стихотворении мало лирики». Потому что, наши лирические стихотворения пишутся с надменным пафосом, беседой с небесными телами. А Жумекен подчиняется уму больше, чем фантазии. Он внушает доверие тем, что не включает туда лишних картин.

На девушку смотреть интереснее,
но выслеживать – чуть труднее,

Было бы лучше разойтись нам не болея

Как говорил сам поэт, это стихотворение «раззадорило нас, нарушая наш сон».

Чай, налитый девушкой –
что может быть горьче, незнаю,
Чай налитый девушкой –
что может быть слаще, незнаю.
Горькость – слишком рано получил я роль отца,

Сладкость – в мечте, что берегу я месяца

.

Поэт чувствует свою ответственность, что он стал отцом. Не то, что чувствует, он открыто говорит об этом. У нас человек, который стал дедушкой, не стесняясь посвещает стихи девушке, которая годится ей во внучки, и найдутся те, кто приравнит это с лирикой, с характером поэта. И, в конце стихотворения он подводит итоги «сладкость – в мечте, что берегу я месяца». Был бы другой поэт на его месте, с инерцией эмоции он написал бы «сладкость – в мечте, что берегу я всю жизнь». Поэт Жумекен делает его своей музой, и понимает, что будет вспоминать ее лишь месяцами. Дальше нет никакого смысла думать о ней. Потому что, помимо стихотворения бывает и настоящая жизнь...

Баглан Оразалы

Перевод Балнұр Қызырбекқызы

Подписывайтесь на наш Telegram-канал.

Оставить комментарий:
Captcha