Одна из причин пристрастия людей к порочному – безделье. Когда б он возделывал землю, занимался торговлей, разве мог бы он вести праздную жизнь?
Абай Кунанбаев

Главная
Литературный процесс
Литература в годы независимости: познания и вкусы

24.11.2020 1589

Литература в годы независимости: познания и вкусы 12+

Мы народ бывший в подчинении/колонии. Мы не можем вычеркнуть это ни из нашей историй, ни из нашей судьбы. Мы народ верящий в Бога. Пережили немало трудности. Мы также видели золотой рассвет под названием Свобода в пламени «мрачных закатных» лет. Очевидно, что смятение эпох не минует золотой столп нашей литературы. В преддверии священного и трагического месяца декабрь, мы решили организовать беседу о нашей литературе, поделиться ее сильными и слабыми сторонами, изучить будущее и настоящее искусства речи.

- «Средний уровень», который не является ни сильным, ни уязвимым, кажется, ставит нашу литературу в тупик. Ощущаете ли вы в нашей современной литературе живой дух (произведение), дышащий по-новому?

Байбота Кошым-Ногай: Я уже говорил, что казахская литература-это литература среднего (не середняк) уровня. Конечно, наш фольклор, поэзии жырау, литературы, не подвергавшейся цензуре до Абая, речь о ней совсем другая. Всем известно, когда родился первый казахский художественный рассказ, первая повесть и роман. Вы и сами чувствуете, что было бы смешно сказать, что наша проза, которой немногим больше века, вышла на передний план мировой литературы, полной чудес. Если бы кто-то из иностранцев спросил меня, для чести казахской литературы я бы сказал, что у нас тоже есть великая литература. Но все здравомыслящие читатели понимают, что в условиях колониального гнета невозможно создать великую литературу. Попробуйте убедить кого-то в том, что вы создали великую литературу, пока политические и экономические власти руководят вашей литературой и следят за тем, чтобы вы не отклонялись от социалистического реализма. Однако при советской власти был заложен прочный фундамент нашей новой литературы, и роман «Путь Абая " стал вершиной казахской литературы. Это произведение Мухтара Ауэзова, переведенное на языки многих народов мира, несомненно, является великим произведением казахской литературы. Однако в годы нашего студенчества когда представитель господствующей нации, московский литературный критик А. Марченко, в пух и прах разнес роман «Путь Абая» в статье «Возможности «Свободного романа»» в 9 номере журнала «Вопросы литературы» (в статье критиковался не только роман Мухтара Ауэзова, но и романы других казахских писателей), никто из казахских писателей не смог и рта раскрыть. Лишь Рахманкул Бердыбай сказал: «Қазақ тарихи романшылығының қымбатты қорын жасаған суреткерлерді М.Әуезовпен бастап сыпырта сынап өткен Марченконың табынатын бірден-бір жазушысы Ә.Нұрпейісов екен. Нұрпейісовтің шығармалары туралы айтқан пікірін біз оң немесе теріс дегіміз келмейді. Сыншының әдепсіздігі мектеп оқушысының білімін сынағандай «мынау жаман, анау жақсы» деп, қазақтың жазушыларына «баға» қойғандығында, бірін барынша тұқыртып, екіншісін ұшпаққа көтеруінде. Ол М.Әуезовтің «Абай жолы» роман емес дегенінің артынша Ә.Нұрпейісов нағыз ұлттық жазушы деп алады да, одан сөздің шырынын аямайды. Ә.Нұрпейісов шығармашылығын терең зерттеу қажеттігіне ешкімнің де шүбәсі жоқ. Бірақ Марченко мақаласы шындықты ашуды мақсат тұтпаған, көрінеу арандатушылық болып шыққан. Как ответ А. Марченко этот отзыв даже не был опубликован в журнале «Вопросы литературы», а осталась между нами. Что вы думаете о положении других, когда великое произведение казахской литературы, который представители доминирующей нации оценивают руководствуясь методом соцреализма, не понимая язык и оценивают его через перевод?

Сейчас мы избавляемся от метода социалистического реализма. Некоторые из произведений, написанных таким же методом, исправляются. Там, где есть язык, литература продолжает создаваться. Однако в казахской литературе преобладает произведения средней руки. Поскольку не существует литературной критики, которая анализирует и оценивает художественную литературу, ее может прочитать только сам читатель и взвесить на весах своего вкуса. Лично я считаю трилогию Сайлаубая Жубатырова «Абыржы» лучшим произведением казахской литературы за последнюю четверть века. Такого передового произведения в казахской прозе я давно не читал.

Аягуль Мантай: Честно говоря, я не замечаю в казахской литературе новизны, нового дыхания. Старая форма, шаблонный сюжет, скучное описание, искусственный пафос ... кому это нужно? Читателю? Или писателям, которые разделились в группы, поддерживают и ложно восхваляют друг-друга? Я начианала читать пару произведений, которые многие хвалили, не притянули. Некоторые говорят, что: "сейчас нет такого произведения, как язык Бунина", я не понимаю. Даже в России нет литератора, который бы оплакивал язык Бунина. Бунин во-первых поэт. Понятно, что язык поэта так живописен, что льется, как поэма. И не надо этому удивляться. Но кому в это время нужен язык Бунина? Сейчас другое время, эпоха других ценностей. Например, язык Джека Лондона, Драйзера, Бальзака не столь художественны. Язык Марка Зусака, самого читаемого писателя в современном мире, тоже не художественный. Правда, и не бедный. Если бы наши писатели систематический читали бы сегодняшние художественные произведения мирового уровня, если бы они знали о тенденциях в мировой литературе и ее критериях, они бы не искали литературный язык. Нам нужно изменить взгляд на современную литературу. Большинство казахских поэтов и писателей еще не вышли из советского понимания. И у многих нет непринужденности. Западные писатели свободны, в их произведениях сразу прослеживается свобода мысли. Не стоит ожидать большего от поэта-писателя, который не может выйти рамки. Только талантливый и свободный, лишь свободно мыслящий писатель может писать искренне.

Едильбек Дуйсен: - Если средний уровень вырвется вперед, то вполне вероятно, что застой и возможности развития сравнятся. Я - оптимист. Но, если считать нашу литературу «застойной», как вы говорите, и посмотреть на проблему с этой точки зрения, тогда станет ясно, что «уязвимая группа» будет становиться все больше и весомее. Поэтому зачем это надо разделить литературу на несколько групп и искать среди них «виновного в стагнации нашей литературы»?! Кроме того, разве тот факт, что вы помещаете писателя в группу какого уровня, в свою очередь, не отражает ли ваш уровень?

Это – раз. Во-вторых, Во-вторых, в любой литературе уязвимый и средний уровень проявляются как «создатели» литературы или, наоборот, как «стабилизаторы». Однако существует лишь небольшая группа писателей, которые создают литературу, повышают качество национальной литературы и делают ее известной. Примером этого являются считанные писатели, которые создали во Франции период «проклятых» романов, период средневековых рыцарских романов, период каудилизма в Латинской Америке.

- «Нас узнает весь мир!». Хвастовство. И прошлое наше бахвальство. Что для вас является настоящей гордостью (достижением) нашей национальной литературы?

Байбота Кошым-Ногай: «Сенбе жұртқа тұрса да қанша мақтап...» (Абай). На самом деле, невозможно не знать богатую страну, где находятся все элементы таблицы Менделеева, со стороны государств, которые смотрят на наше богатство. Однако, в книге Гая Снодграсса приведены слова президента США Д. Трамп, никогда не видевшего Казахстан: «Вы знаете, что Казахстан - очень богатая страна. Во время моего последнего визита они (кто не указан) сказали нам "спасибо". Но почему они нам не платят? Почему не прилагают усилий для борьбы? » - так ведь он перепутал Казахстан с Афганистаном... Если бы нас знал мир, то устами крупного государственного деятеля были бы сказаны такие заблуждения. Многие граждане США даже на карте не смогут указать, где находится Казахстан.

Вполне возможно, что весь мир знает певца Димаша Кудайбергена, но не наших поэтов и писателей, литературу. Я прочитал в социальной сети, что на концерт Димаша в Нью-Йорке приедут зрители из 51 страны. Американский фан-клуб певца вроде бы так говорит.

Со страниц периодической печати нам известно, что переведенные в рамках программы «Рухани жаңғыру» на международные языки книги девяти казахских писателей переведены некачественно. Испанские читатели не могут понять трилогию Смагула Елубая «Ақбоз үй», а французы не понимают роман Дулата Исабекова «Қарғын». Простая стилистическая структура предложений оказывается не правильная, не говоря о художественном уровне произведений. В тех книгах даже не указаны имена переводчиков. Перевод это же ведь искусство?! Чем здесь гордиться?!.

Аягуль Мантай: Не люблю пафос. Я не вижу особого успеха. К тому же зарубежом еще ни один наш писатель, поэт не признаны. Это надо признать. Да даже Москва не знает наших известных поэтов-писателей. В Москве в Доме дружбы как-то прошел один вечер. Если мне не изменяет память, кажется это была конференция на тему «Диалог русских и казахских писателей». Пригласили. Пошла. Ходила искала зал. В одном зале прохдит вечер азербайджанского поэта, в другом – киргизского поэта. Наверно, эти поэты известны в Азербайджане, в Киргизстане... Я прошла мимо. Не только я одна, много других людей прошли мимо, как будто там нет никакого вечера. На самом деле тяжелое чувство...

Едильбек Дуйсен: Казахское бахвальство вдоль и поперек раскритиковано самими казахами. Ничего не изменилось. Значит здесь мы с вами бессильны, не сможем изменить казаха «раскидывающегося скотом ради бахвальства». Теперь о настоящей гордости национальной литературы. Во-первых, конечно появилась «Литература Независимости», она в стадии развития. Приходят молодые люди, которые избавились от риторики, сухой морали, длинных речей, беспорядочных красок и игривой рифмы, искажающего слова. Они свободны от нелепых стереотипов, в которые до сих пор слепо верили наши литераторы. Я думаю, что не говоря уж о другом, лишь одному этому можно радоваться, гордиться. Это, конечно, явление, присущее каждому времени. Однако, если взглянуть на историю литературы, то этой группе возложен огромный груз ответственности. Хочется верить, что они оправдают это доверие.

- В нашей стране пока невозможно превратить творчество в экономическую ценность. Гонорар отсутствует с самого начала. Читатель тоже пассивен. Часто ли вы задаетесь вопросом «Для чего я пишу?»

Байбота Кошым-Ногай: Я, в принципе, стал писать немного реже, чем раньше. И все-таки есть вопросы, которые периодически нарушают этот мой «режим» и заставляют писать. Потому что, во-первых я пишу для себя. Я чувствую, что то, что я пишу для себя, удовлетворяет духовные потребности других. Стихи ведь тоже искусство. Наш народ говорит «Өнерді үйрен де жирен». Поколение, пришедшее в литературу после нас, растет читая нас. Наверно не будет неуместным повторить слова великого поэта «Жаздым үлгі жастарға бермек үшін». Труд должен быть оценен, но меня не посещает мысль «Для чего я пишу?».

Аягуль Мантай: Раньше я думала «Для кого? Для чего я пишу? Кому нужно то, что я пишу?». Потом я поняла что нужно писать для себя, для своего спасения, чтобы избавиться от терзающих меня мыслей. Поняла, что кроме как писать, я ничего не умею. После окончания РУДН-а, хотела поступить в МГУ на специальность физика, хотела обучаться в этой сфере. Знала, что если сдам документы, то поступлю. Знала, что потом мне это надоест, и я брошу. Но даже если уходишь в другую сферу, от себя ведь не убежишь...

Едильбек Дуйсен: Мы только начали убеждаться в том, что каждое произведение писателя должно оцениваться как товар. Ведь есть те, кто стремится к созданию хоть небольших, хоть диких образцов коммерциализации литературы. Как не крути, проблема ведь в конце-концов касается денег. Действительно, и писатель должен жить хорошо. За свой труд должен получать соответствующий гонорар. Но у нас нет ничего этого. Различные литературные порталы и сайты используют писателей как «рабов». Выпрашивают у писателя нигде ранее не опубликованное произведение и публикуют на страницах своего портала или сайта, но автору ничего не платят, даже если сами получают финансирование из госзаказа. К примеру можно сказать сам «Әдебиет порталы» (Литературный портал).

И я не думаю, что писатель теряет смысл писать ради денег. Прежде чем перейти к литературе, необходимо знать, что в нашем обществе на этом труде невозможно заработать ни копейки. Мы так и сделали. Хотя я размещал на портале много переводов и статей, как и мои предшественники, последователи и современники, я ничего не просил взамен. Я ни на что не претендую и не требую. Таким образом, литература превращается не в ежедневную работу, а в хобби.

- Вы можете назвать пять поизведений, которые были опубликованы за последние 30 лет и считаются вершинами нашей литературы?

Байбота Кошым-Ногай: Я устал читать много прозы средней руки казахской литературы. Изредка попадаются хорошие рассказы-повести. К тому нет возможности читать все вышедшие книги. Сейчас, возможно, это будет мое личное мнение, казахскую литературу ведет вперед поэзия. И в 60-е годы ХХ века хоть и стремительно росла и развивалась проза, впереди казахской литературы шли поэты. Слава Богу, много молодых талантливых поэтов. Но многие из них еще не дошли до той высоты, которую покорили Шаһизада Абдикаримов, Есенгали Раушанов, Ертай Ашыкбаев, Гульнар Салыкбаева, Светкали Нуржан. Но молодежь хорошо растет. Я верю, что из них выйдут хорошие поэты.

Аягуль Мантай: «Парасат майданы» Толена Абдыка и «Айқай» Тынымбая Нурмагамбетова - новейшие произведения.

Едильбек Дуйсен: Не могу конкретно сказать, что вот эти вот пять произведений являются вершиной нашей литературы. Их оценит само время. Считаю, что для этого тридцати лет мало. Все-таки выделил бы статьи Таласбека Асемкулова, «Қасқыр құдай болған кез» АМирхана Балкыбека, «Гүлдер мен кітаптар» Дидара Амантая, «Жалған бостандық кітабы» Ардака Нургазы и несколько стихов Ерлана Жунуса.


Подписывайтесь на наш Telegram-канал. Будьте вместе с нами!


Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал Adebiportal.kz обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». adebiportal@gmail.com 8(7172) 57 60 13 (вн - 1060)

Мнение автора статьи не выражает мнение редакции.