Одна из причин пристрастия людей к порочному – безделье. Когда б он возделывал землю, занимался торговлей, разве мог бы он вести праздную жизнь?
Абай Кунанбаев

Главная
Спецпроекты
Спецпроект "Письма"
Александр Затаевич - Ромену Роллану

11.07.2016 1840

Александр Затаевич - Ромену Роллану

Автор: adebiportal.kz


Москва. Арбат

Никольский пер. №15/1

 

Дорогой мэтр


Разрешите мне преподнести Вам по случаю дня Вашего рождения мой скромный труд под названием «1000 песен киргизского народа», который я составил во время моего пребывания в Оренбурге, в течение 1920-1923 гг. в тяжелейших условиях эпидемий и жестокого голода...


С 1920 года до апреля 1925 года Оренбург был столицей Автономной Киргизской Советской Социалистической Республики, простирающейся от Урала до Алтая и от Каспийского моря до Аральского, и включающей в себя, следовательно, район степей Южной Сибири и бывших русских владений в Центральной Азии. В настоящее время эта республика называется Казахстан, т.к. киргизы всегда называют себя «казах», а столица перенесена в город Перовск (на Сыр-Дарье), который получилимя Кзыл-Орда (Красная столица).


До настоящего времени музыкальная этнография этих кочевников... почти совершенно не была изучена (и опубликована). По крайней мере в библиотеках Москвы и Оренбурга я разыскал не более 30 записей киргизских песен, рассеянных по различным русским печатным изданиям на протяжении последних 35 лет.


Поэтому, когда буря войны, а потом революция бросила меня из Варшавы – (где я работал в качестве музыкального критика и члена Дирекции Консерватории) – в столь далекий Оренбург, я хотел испытать мои силы, записывая музыкальными нотами киргизские мелодии. С одной стороны обстоятельства были для этого благоприятны, т.к. (революционная) степь поднялась и послала в новую столицу лучших своих детей, главным образом, молодежь, сильную, энергичную и стремящуюся к знаниям и вместе с тем прибывшую из наиболее отдаленных углов Киргизской Республики. Вот почему, оставаясь все время в одном городе, я мог собирать киргизские мелодии полностью всей (обширной) страны. С другой стороны, полное отсутствие денег, ужасный голод... эпидемия тифа (всех трех родов) и холеры – все эти условия сильно мешали моей работе. Тем не менее, я взялся за работу с большим жаром и посвящал ей весь мой досуг, если только не был болен (все члены моей семьи – я, жена, двое детей, мать моей жены – перенесли ужасный тиф, а отец моей жены скончался от холеры), и не играл в трактире на фортепиано пошлейшие пьесы, чтобы заработать немного денег для жалкого существования. Результат моих трудов, дорогой мэтр, пред Вами. В советской печати о моей работе отозвались хорошо, и критика как напр. А.Римский-Корсаков, Игорь Глебов, проф. Браудо, Бугославский объявили труд «колоссальным», «монументальным», «грандиозным» и даже «эпическим» (ввиду тех препятствий, которые я должен был преодолеть).


Но я сам, – я хорошо знаю многочисленные и серьезные недостатки этой большой работы, которую я начал без подготовки, не имея достаточного опыта и не зная киргизского языка. Тем не менее в дни, когда все наши газеты печатают Ваши портреты и восторженные отзывы о Ваших произведениях, я решаюсь просить Вас благосклонно принять мой скромный труд, памятуя о том, какую важную роль Вы отводите изучению народной музыки. Киргизская музыка, которую я стремлюсь сохранить для музыкального мира, очень скромна, всегда одноголосна и всегда диатонична, большею частью – в старинных ладах. Только пьесы для «домбры» и «кобыза» имеют два голоса (соответствующие двум струнам) и, таким образом, представляют образцы примитивной гармонии. Но обратите внимание, какую силу и (музыкальную) выразительность имеет, например, «легенда об Аксак кулане» (№583) – подлинно «симфоническая поэма»... для 2-х струнного инструмента: И другие пьесы, как №№306-309 и 990 и вокальные мелодии, как №№341, 342, 353, 406, 408, 440 и т.д. и т.д.


Но нужно кончать. Я прошу у Вас тысячу извинений за это письмо, столь длинное и столь плохое по языку изложения. От всего сердца я хочу, чтобы моя книга доставила Вам хотя бы небольшое удовольствие и, в особенности, не помешала бы Вашей текущей работе. Благоволите, дорогой метр, принять глубочайшее уважение преданного вам


Александра Затаевича.


(Р. S.) Я [по происхождению] русский Родился в 1869 году в Орловской губернии, [но в течение 35 лет был чиновником в Польше]. Рахманинов посвятил мне свои 6 музыкальных моментов ор. 6 и вообще всегда поощрял мою музыкальную работу.


2. Р. S. Я прилагаю также первую серию моих скромных миниатюр для фортепиано на киргизские темы, Я написал их около 100. Другие серии выйдут в свет, надеюсь, также скоро.