Одна из причин пристрастия людей к порочному – безделье. Когда б он возделывал землю, занимался торговлей, разве мог бы он вести праздную жизнь?
Абай Кунанбаев

Главная
Жанры
Повесть
Повесть

Библиотека

Повесть - эпич. прозаич. жанр. Возможна стиховая форма П. как особая разновидность, всегда специально обозначаемая: “повесть в стихах”. Следует различать др.-рус. термин “повесть” (всякий “рассказ”, “повествование” о к.-л. событиях: ср. “Повесть временных лет” и т. п.) и совр. термин, начавший складываться лишь в 19 в. Древний термин указывал, очевидно, на эпич. характер произв., на то, что оно призвано о чем-то объективно поведать; в этом смысле •“повесть” отличалась, напр., от слова — жанра, вбирающего в себя субъективную, лирич. стихию (ср. “Слово о полку Игореве” и т. п.). Совр. термин, сохраняя нек-рую связь с древним понятием, имеет иное значение. В теоретич. лит-ре бытует понимание термина “П.” как “средней” формы эпич. прозы. С этой точки зрения П. сопоставляется с романом (большая форма прозы) и новеллой или рассказом (малая форма). 

Но складывается и иное понятие о системе прозаич. жанров, всходящее из того, что существуют два разных типа эпич. прозы: к одному принадлежат рассказ и П., к другому — новелла и роман. Первый тип восходит к древней эпич. традиции; второй оформляется лишь в новой лит-ре. Термины “рассказ”, “повесть” обозначают жанры, к-рые являются по своему происхождению рассказываемыми, уходящими корнями в устную традицию. Между тем роман и новелла — принципиально письм. жанры, оформившиеся лишь в новой лит-ре. Это не означает, конечно, что роман и П.— несовместимые явления. В новой лит-ре романное начало вообще подчиняет себе все жанры. Но внутри романной прозы П. и роман (в узком смысле слова) выступают все же как существенно разл. жанровые формы, и П., в частности, сохраняет нек-рые черты <дороманного> эпоса. Типичной, “чистой” формой П. являются произв. биогр. характера, худож. хроники: дилогия С. Т. Аксакова, трилогия Л. Н. Толстого, “Пошехонская старина” ?. Ε. Ρалтыкова-Щедрина, тетралогия Н. Г. Гарина-Михайловского, “Жизнь Арсеньева”'И. А. Бунина, трилогия М. Горького, “Кащеева цепь” ?. Μ. Οришвина. Характерно, что Горький назвал повестью <Жизнь Клима Самгина”. Термин <П.” соседствует с менее каноиич. назв. “история” (нем. Geschichte, фр. histoire, старорус. “гистория”), как раз и несущим в себе представление о рассказе типа хроники, в к-ром худож. единство определяет образ повествователя, -“историка”. 

Если в романе центр тяжести лежит в целостном действии, в фактич. и психол. движении сюжета, то в П. осн. тяжесть переносится нередко на статич. компоненты произв.— положения, душевные состояния, пейзажи, описания и т. п. Сами действенные моменты приобретают в ней как бы скульптурный характер, застывают в точке высшего напряжения, ибо единого сквозного действия нет, эпизоды нередко следуют друг за другом по принципу хроники. Так, в дилогии Аксакова, изобилующей острыми столкновениями (особенно в “Семейной хронике”), эти отд. столкновения именно “застывают”: сильно воздействуя на душу рассказчика, они в то же время не ведут героев к дальнейшим последствиям. Аналогичное можно найти и в П.: “Записки из „Мертвого дома"” Ф. М. Достоевского, “Очарованный странник” Н. С. Лескова, “Степь” А. П. Чехова, “Деревня” Бунина. Осн. развитие худож. смысла П. совершается не в собственно сюжетном движении. Для П. существенно, во-первых, само по себе развертывание, расширение многообразия мира по мере простого течения жизни во времени или смена впечатлений повествователя, видящего все новые и новые сцены, новых людей, или — особенно явная форма — появление иных картин и персонажей в пути, в дороге или странствиях (напр., в чеховской “Степи”). Во-вторых, огромную роль в П. (и рассказе) играет, как правило, речевая стихия — голос автора или рассказчика. Авторский голос в П. может выполнять свою роль независимо от того, насколько непосредственно он выражен. Бывают повествования от первого лица (от автора или рассказчика), в к-рых повествующее “я” не имеет в “сюжетном” смысле определяющего, первостепенного значения. Так, полагают, что авторский голос в “Жизни Клима Самгина” Горького, хотя формально здесь нет никакого “я”, более значителен, чем во мн. романах, написанных непосредственно от первого лица, напр. в “Братьях Карамазовых” Достоевского. Жанр П. остается одним из ведущих в сов. прозе, хотя границы между П. и романом оказываются все более размытыми и различие между ними все более сводится к чисто объемному.

Источник: "Литературный энциклопедический словарь" под общей редакцией В.М. Кожевникова и П.А. Николаева, М., "Советская энциклопедия", 1987